M24 "Стефан - об отношениях с Брайаном, соцсетях и любви", май 2014

22.05.2014
Анна Теплицкая

Группа Placebo ассоциируется с Брайаном Молко - одним из самых талантливых вокалистов мировой рок-сцены. Но есть в ней и другой ключевой участник - Стефан Олсдал, сооснователь британского альт-бэнда, его гитарист, бас-гитарист, бэк-вокалист и клавишник.

5 июля Placebo приедут в Москву, чтобы выступить на фестивале "Svoy Субботник" в Парке Горького. Корреспондент M24.ru пообщался со Стефаном: он рассказал нам, чем плохи соцсети, почему важно "реагировать" на подарки судьбы и сколько любви в новом альбоме Placebo.


- Стефан, расскажи об альбоме Loud Like Love. Чем он отличается от предыдущих пластинок Placebo?

- Думаю, это слегка "расплывчатое" отражение того, чем Placebo являются сегодня. Мне кажется, прошлый альбом был более тяжелым, этот – гораздо интимней и многогранней.
С Loud Like Love мы приподняли край занавеса, если ты понимаешь, о чем я. Показали себя, свою сущность.

- А какая у тебя любимая песня с этого альбома?

- Думаю, самая последняя – Bosco. Мне кажется, раньше Placebo не стали бы включать в альбом композицию с подобным текстом…

- Вы с Брайаном говорили как-то, что стараетесь не слушать собственные старые треки. Почему? Не хотите ассоциировать себя с материалом, из которого уже выросли?

- Ну да, мы редко слушаем старые песни – нужно ведь писать новые. Крутим их только чтобы не забыть, как они играются. (смеется)
Очень тяжело переслушивать старый материал, не выискивая при этом в нем ошибок. В голове все время крутится мысль о том, что можно было сделать что-то еще лучше, еще грандиозней.
Мы стараемся смотреть вперед и не зацикливаться на прошлом.

- Я знаю, что вы с Брайаном познакомились совершенно случайно – на станции лондонского метро. Ты веришь в судьбу?

- Я верю в "реагирование" на жизнь, на события. Помню, я встретил Брайана, и он пригласил меня на концерт. А я сказал – здорово, это должно быть интересно! С этим человеком у нас могут завязаться отличные взаимоотношения…
В общем, я особо не думал – просто следовал инстинктам. И, наверное, именно в это-то я и верю.

- В самом начале карьеры Placebo часто называли фриками. Как думаешь, эта репутация повлияла на ваших поклонников?

- Возможно. Когда дети растут, у них есть определенные модели поведения, которые, думаю, зависят от того, какая у людей крыша над головой, окружены ли они любовью. Но потом, когда дети вступают в тинейджерский возраст, им хочется создать собственную индивидуальность, самоопределиться. Они начинают смотреть на людей, которые находятся вне их старого окружения – вне дома.
Помню, когда я сам был тинейджером, старался принимать все постепенно, "передвигаться" от одного увлечения или стиля к другому. То же самое и с музыкой.
Может быть, Placebo тоже помогли каким-то людям открыть для себя что-то новое. И если так, то прекрасно. Хотя лично я никогда не считал, что мы должны быть примером для подражания, и не стремился указывать людям, что им делать и о чем думать.
Мы всегда позиционировали себя так, как хотели. У нас была свобода. Если люди находили в этом нечто близкое для себя, это замечательно.

- Сейчас ваш стиль стал трендом – многие мужчины-исполнители и мужские бэнды не стесняются выглядеть женственно. Круче было быть вне моды?

- Когда наша группа появилась, мы были абсолютно немодными. Тогда в Лондоне вообще был популярен брит-поп. А мы не вписывались здесь ни в один музыкальный тренд.
Мы не были похожи на другие группы, кроме того, у Placebo был очень запоминающийся голос… Наверное, люди заинтересовались нашей индивидуальностью. Хотя для нас самих вся эта непохожесть на остальных была совершенно естественной: мы создали Placebo, чтобы просто выразить себя.
Нам всегда были интересны оригинальные исполнители и бэнды, обладавшие собственным видением – к примеру, PJ Harvey, Depeche Mode или Sonic Youth. И мы постарались создать собственный мир, собственную вселенную, в которой можно было быть теми, кем мы хотели.

- Несколько лет назад у вас уже во второй раз сменился барабанщик – говорят, из-за музыкальных разногласий. Но сам ты вместе с Брайаном создал Placebo. Вы, наверное, прекрасно понимаете друг друга?

- Да! У нас вообще совершенно особенные отношения. Бывали разные времена, но мы все еще здесь, все еще хотим делать музыку вместе, мы все такие же амбициозные и все так же уважаем и обожаем друг друга. В группе царит любовь – Placebo сильнее, чем когда-либо.

- Кстати, тема любви в песнях всегда была стопроцентно вашей. Но в Loud Like Love ее еще больше, чем раньше…

- Это прекрасная вещь – очень многогранная и благодатная для творчества, о любви пишут много музыки и снимают кучу фильмов.
Песни с альбома демонстрируют это высшее чувство с разных сторон – на пластинке присутствуют и страсть, и ревность, и разрушающие аспекты любви, и более "легкие" ее моменты. Думаю, Placebo оказались наконец готовы к альбому, который всецело фокусируется на таком универсальном феномене, как любовь.
Мы действительно и раньше писали об этом чувстве, но эта пластинка более "полная". Она отражает многогранность любви и отношений.

- Брайн говорил в одном интервью, что не считает Facebook хорошим способом общения с друзьями. А ты какого мнения придерживаешься?

- Лично я достаточно много общаюсь со своими друзьям вне соцсетей. И мне не кажется, что я что-то упускаю в жизни, не пользуясь Facebook, к примеру. Хотя я пытался как-то там сидеть… но мне пришло столько запросов в друзья, что я почувствовал – нет, мне не хочется растрачивать на все это свои эмоции. Может быть, я слишком высоко ценю своих близких друзей, но мне кажется, что мне их вполне достаточно.
Так что да – я предпочитаю не "ввязываться" в соцсети. И я видел много людей, которые становились от них по-настоящему зависимы. У них была потребность рассказывать о своих жизнях абсолютно все и абсолютно всем.
В этом нет ничего хорошего – такие люди пытаются "отредактировать" свои жизни, сделать так, чтобы они стали идеальными (ну или хотя бы выглядели таковыми). Это настоящий виртуальный мыльный пузырь. Мне кажется, придавая столько внимания соцсетям, ты рискуешь изолировать себя и создать образ, который с настоящим тобой не имеет ничего общего.