My Rock (France) "Placebo, пролитое прямо в сердце", Июль-Август 2013




© Перевод Rousse для Placebo Russia
Полная или частичная перепечатка допускается только с разрешения переводчика.




Четыре года спустя после выхода 'Battle For The Sun' Placebo возвращаются в отличной форме вместе с 'Loud Like Love' – седьмым студийным альбомом, одновременно независимым и очень современным, воспевающим любовные неудачи с обезоруживающей простотой. Более уязвимые, чем когда-либо, трио оказало нам честь, согласившись на первое международное интервью со времен создания этого шедевра альтернативного рока.

Placebo вернулись в прошлом году, отыграв сильный концерт в рамках [фестиваля] Rock en Seine. Кажется, тем вечером вы получили громадное удовольствие, выступая на сцене…

Брайан: Думаю, наша энергия была обусловлена творческим процессом, в который мы были погружены. В тот момент мы как раз работали над новыми песнями для ЕР 'B3'. Мы тогда отправились в студию, чтобы записать один-единственный сингл, просто песню. Потом мы подумали, что поклонники хотели бы услышать больше, – и так появилась идея этого ЕР. Пока мы были в студии, записывая 'B3', в наши умы коварно прокралась идея о работе над полноценным альбомом. И вот, сами того не подозревая, мы уже записывали 'Loud Like Love'. Как раз в разгаре этого творческого водоворота и случился концерт на Rock en Seine. Так получилось, что все эти приятные события, которые происходили с нами параллельно в студии, повлияли на то выступление.
В прошлом мы всегда все обдумывали заранее, но на этот раз впервые все происходило спонтанно. Placebo стали таким себе диким животным, я имею в виду, что нынче мы больше полагаемся на инстинкты. Это дает новую динамику и делает все происходящее еще более волнующим. И потом, быть на высоте во Франции – норма, ведь эта страна для нас как второй дом.

Стефан, перед тем как выйти на сцену, вы признались нам, что очень нервничаете по поводу концерта на Rock en Seine.

Стефан: Да, но это нормально – ощущать подобную нервозность перед выходом на сцену. Сегодня я все еще испытываю те же стрессовые эмоции, как и перед нашим первым концертом в маленьком баре.

Брайан: Я тоже ощущаю тревогу перед выступлением. Хочу сказать, что даже сегодня, отправляясь на это интервью, я очень нервничал. Но, как уже сказал Стефан, это здоровый стресс, это значит, что мы все еще склонны рисковать, что мы не воспринимаем все как само собой разумеющееся, а наоборот, полностью отдаемся тому, чем занимаемся. Мы не такие уж неуязвимые, каждый день, проведенный в Placebo, это вызов, и это то, что заставляет нас двигаться вперед. Без этого комка нервов не было бы той напористости, которая характеризует нашу музыку.

Сосредоточиться на музыке

'B3' очень отличается по звучанию от 'Loud Like Love'. Стоит ли воспринимать этот ЕР как некое экспериментальное «отступление»?

Брайан: Вообще, процесс написания песен у нас происходит с установкой на то, чтобы не повторяться. Именно с этой точки зрения и был сделан 'B3'. Это значит, всеми средствами стараться избегать автоматизма и забыть все свои старые добрые привычки. Это был способ открыть себя заново, удивить самих себя.

Стефан: Этот ЕР изменил наш взгляд на собственную музыку, и он определенно повлиял на процесс создания 'Loud Like Love', открыв нам новые горизонты…

Брайан: Вообще, очень странно, потому что это самое первое интервью о новом альбоме, которое мы даем, и мы все еще не проанализировали сам процесс. Эти воспоминания еще весьма свежи в нашей памяти, и поэтому нам пока сложно взглянуть на него со стороны… Мы еще не размышляли о 'Loud Like Love', мы все еще пытаемся понять, что заставило нас записать такой альбом. Может быть, ты нам поможешь? (Смеется)

Стефан: Поначалу все шло с трудом, потому что мы уже давно не писали новый материал все вместе. С моей стороны был определенный страх – страх того, что, возможно, мне уже нечего сказать [группе]. Но Брайан заразил нас своей энергией – и вот, альбом перед вами.

'Loud Like Love' был записан в Лондоне, там же, где и 'Meds'. Что вас заставило туда вернуться?

Брайан: Студия RAK – очень особенное место, это как путешествие во времени. У нее нет ничего общего с другими профессиональными студиями звукозаписи – как правило, шикарными и роскошными. Там царит рок-н-ролльный дух эпохи 70-х. Она немного старомодная и неудобная. Но это то, что нам нравится, там все сделано для музыки, без ненужных излишеств.

Стефан: Ощущение, что в этой студии ничего не менялось со времен ее основания в 1976 году.

Брайан: Мы могли полностью концентрироваться на музыке, ни на что не отвлекаясь. Но почему именно туда мы вернулись, так это потому, что нигде не встречали места, где была бы обустроена такая отличная комната для записи ударных.

Стив: Это что-то невероятное, там везде дерево, пространство… мой инструмент звучал там, как нигде прежде.

Брайан: Это то, к чему мы пришли с опытом. Найти место, где бы хорошо звучали ударные, очень важно, это заставляет выкладываться на полную. Я называю это трамплином для вдохновения. (Смеется)

Молодые и наивные

На 'Loud Like Love' можно обнаружить ту особенную чувствительность, которая присутствовала на ваших первых записях, но уже в гораздо более современной звуковой оболочке.

Брайан: Я считаю, что наш продюсер, Адам Ноубл, помог нам найти свою сущность. Он – поклонник Placebo, и хотя он никогда не говорил об этом прямо, думаю, он хотел сделать такой альбом, который бы заново определил карьеру группы. Он действительно заставил нас выделить свои сильные стороны, определить те области, в которых мы являемся лучшими, чтобы собрать это все воедино и направить в нужное русло. Трудно объяснить, но он восстановил форму взаимодействия внутри группы, в результате чего эта запись обернулась для нас невероятно позитивным опытом. Это не было работой, скорее – страстным увлечением. Я помню, как каждый вечер в такси, которое везло меня домой, я поражался тому факту, что музыка все еще вызывает у меня такое волнение. Просыпаться по утрам, чтобы снова играть – какие же мы счастливые! Магия все еще присутствует, и это то, что помогает сохранить нашу молодость и наивность.

Стефан: Мне очень сложно анализировать все это, но где-то глубоко внутри меня живет ощущение, что 'Loud Like Love' – это тот альбом, который Placebo всегда стремились записать. Он абсолютно законченный и, наверное, среди всех соответствует нам больше всего, в том смысле что, работая над ним, мы не испытывали внешнего влияния. Он звучит как Placebo – и это то, чем я больше всего горжусь. Если бы мне нужно было подобрать сравнение, я бы сказал так: если бы Placebo были телом, ожидающим трансплантации, Адам Ноубл был бы для него идеальным органом. 'Loud Like Love' – доказательство того, что пересадка прошла успешно, не было никакого отторжения – лишь полное принятие организмом. Он отлично нас понял и указал направление, в котором нам стоит двигаться.

Брайан: Возможно, это связано с его возрастом, потому как впервые мы работали с продюсером, который младше нас. Все наши предыдущие продюсеры были представителями другого поколения, которые выросли на кассетных записывающих устройствах и старой технике. Им пришлось приспосабливаться к ProTools и новым технологиям. С Адамом все было наоборот, он учился работать с компьютерами, он точно знает, как с ними управляться. Он заставил нас делать нечто совершенно новое для нас – например, использовать мобильные телефоны и планшеты в качестве инструментов. Это было так освежающе – открывать все это для себя, снова становиться мальчишками. (Смеется)

Компашка хиппи!

Давайте поговорим о 'Loud Like Love' – открывающей альбом песне, которую уже успели определить как новую классику группы.

Стефан: Она появилась сама по себе, очень легко, как будто сама себя написала. Мы были в Испании, сидели поздней ночью нагишом и джемовали, пытаясь найти хороший гитарный риф… К тому моменту у нас были наброски 'Loud Like Love'. Вдохновившись этим внезапным порывом, мы закончили ее уже на следующий день.

Брайан: Между нами тогда была очень сильная связь, тот редкий момент алхимии, когда все члены группы имеют одинаковое видение песни и работают в одном направлении, даже без слов. Определенно, эта песня сама нас выбрала, а не наоборот. Она оказала значимое влияние на весь альбом, указала нам направление, в котором мы должны двигаться.

Именно тогда возникла тема любви, которая прослеживается на всем альбоме?

Брайан: Да, точно. Но речь не идет о десяти песнях в стиле 'I love you baby'. Там говорится о странной любви и разбитых сердцах, особенно на последних треках диска. Нам потребовалось много смелости, чтобы так открыто говорить о любви. Мы не хотели ограничивать себя какими бы то ни было клише в этом жанре. Но за внешней мрачностью мы остаемся обычной компашкой хиппи! (Смеется) Можно сколько угодно одеваться в черное, но невозможно скрыть внутренний свет.

Некоторые песни очень трогательные. 'Hold On To Me', например…

Брайан: Эта песня об отсутствии любви и реакции человека на то, что можно назвать любовным голодом. Сначала рассказчик говорит от первого лица, но потом, в середине песни, будто из ниоткуда возникают струнные. Это как переход в духовную плоскость, рассказчик словно сливается со вселенной и человеческой природой, осознает себя частью чего-то гораздо большего, чем свои желания. Это мой способ сказать, что любовь выходит за рамки человеческого.

Это очень по-буддистски.

Ну, да… так и есть. Буддизм оказал очень сильное влияние на мой образ мыслей... Он заставил меня смотреть на вещи под другим углом. Браво, ты абсолютно прав, действительно, есть связь между буддизмом и этой песней, в которой говорится о поиске, который в итоге приведет нас к чему-то значительно более важному, чем все то, чего у нас никогда не будет.

Fleetwood Mac vs Radiohead

Текст песни 'Rob The Bank' перекликается с текстом 'Follow The Cops Back Home'. Так было задумано?

Брайан: На самом деле мы заметили это, уже когда записали и смиксовали песню. Первым мне сказал об этом друг. Тема 'Rob The Bank' очень простая, но глубокая. Она сводится к мысли: «Ты можешь совершать самые ужасные вещи – преступления и вооруженные налеты, но после возвращайся домой и займись со мной любовью». Она не имеет ничего общего с рецессиями, экономическим кризисом или массовыми беспорядками, которые происходили в Англии. Ограбление банка – это всего лишь метафора, чтобы выразить сильное плотское желание.

Одна из лучших песен на альбоме – 'Begin The End' – очень прогрессивна по своей структуре. Она начинается очень хрупко, а заканчивается психоделическим хаосом, будто превращаясь в неудачный «приход».

Брайан: Аналогия с психоделикой очень интересна, потому что ее первоначальная версия было очень длинной, почти 25 минут. Это было гипнотически. Стефан сказал, что в тот момент он пережил трансцендентный опыт. Эта была такая странная смесь Fleetwood Mac и Radiohead. (Смеется) А что ты хочешь, моей первой музыкальной любовью был психоделический рок, подростком я слушал Grateful Dead, когда курил. (Смеется) Эта песня о том болезненном моменте, когда понимаешь, что отношения испорчены. Невозможно больше скрывать, этот союз обречен, и начинается то самое начало конца… Если буквально, то эта песня – о смирении.

Кто такой Bosco, о котором вы упоминаете в заключительной песне и который заботится о вас, когда вы слишком пьяны?..

Брайан: (долгое неловкое молчание) Трудно, очень трудно ответить на этот вопрос. Это очень личный текст… Он полон сожалений… Думаю, это самый личный и откровенный текст, который я когда-либо написал. Эта песня – мой способ принести самые искренние извинения одному человеку… Мне сложно сказать больше о ней, я не могу поделиться деталями. Я никогда не был так уязвим, как в этой песне. Когда я думаю о ней, мне кажется, что в эпоху 'Nancy Boy', в 90-е, я не мог бы и подумать, что однажды наша группа сможет записать такую песню, как 'Bosco'. Она настолько далека от того, с чего мы начинали…