Moustique "Это нормально – переживать моменты слабости", сентябрь 2013

11.09.2013



© Перевод Rousse для Placebo Russia
Полная или частичная перепечатка допускается только с разрешения переводчика.




Новый альбом Placebo – всегда событие. В этот понедельник, 16 сентября, группа выпускает 'Loud Like Love' – седьмой студийник, в котором снова возвращаются гламурная энергия и меланхоличный рок, характерные для их дебютных записей. Чтобы поговорить о нем, мы встречаемся в берлинском номере: бывшем неврологическом центре советского блока. Нынче здание переделано в отель класса люкс. Очень роскошный. Мы лениво лавируем между мягкими диванами на первом этаже, пока здоровенный детина не заталкивает нас в лифт. Двери закрываются и затем открываются уже на третьем этаже. Здесь совсем другая атмосфера: тип с вживленным в ухо смартфоном дает нам указания. Прямо и направо. Две массивные двери раздвигаются – и перед нами возникает диван, обитый бархатом. На нем Брайан Молко. В черной рубашке, волосами средней длины и тушью на ресницах, лидер Placebo курит одну сигарету за другой и беседует с нами обо всем.


Недавно вы заявили, что больше волнуетесь перед интервью, чем перед выходом на сцену. Это правда?

Да. Несмотря на то, что в своей жизни я дал огромное количество интервью, это по-прежнему внушает мне страх. Выражать свои мысли и эмоции с помощью слов все еще остается ужасно деликатной задачей. Я комфортнее себя чувствую, когда выхожу на сцену. Когда мне приходится говорить с кем-то о своей музыке, у меня иногда возникает ощущение, что я на приеме у психиатра.


Какое ваше худшее воспоминание об интервью?

Однажды я сказал журналистке, что хотел бы выпустить собственную линию духов. И так разошелся, что стал нести ерунду, рассказывая, что хотел назвать их 'Molko de Toilette'. Но шутка не покатила. За ней не последовало никакой реакции. Ни улыбки, ни гримасы, ни вопроса. Ничего. Именно в этот момент я понял, что она меня даже не знает и, конечно, не слушала наш альбом. Я смылся оттуда. Это было интервью для журнала Cosmopolitan.


Выпустив предыдущий альбом – 'Battle For The Sun' – за собственные средства и на собственном лейбле, вы хотели подтвердить свою независимость. На этот раз вы снова выпускаетесь на мейджоре. Почему такой поворот?

Все время руководить и постоянно быть у руля очень утомительно. Финансировать альбом в мельчайших деталях значит управлять целой командой, быть боссом маленького предприятия. Этот опыт позволил нам увидеть и понять то, что происходит за кулисами звукозаписывающей индустрии. Это интересно, но невероятно тяжело. Поэтому в случае с новым альбомом нам захотелось вновь сконцентрироваться только на творческой составляющей.


Что фундаментально изменилось в этом бизнесе с начала вашей карьеры, за эти двадцать лет?

Стало значительно труднее убедить людей покупать альбомы. Мне не нравится идея о том, что музыканты должны вкалывать бесплатно. Мне кажется, что такое неуважение [к музыкантам] обесценивает музыку. Все прочие работы в мире оплачиваются как следует. Так почему в музыке должно быть по-другому? Выпустить диск стоит кучу денег. И мы тяжело работаем, чтобы иметь возможность это сделать. И с концертами мы тоже никогда не делаем перерывов. Но знаю, что уже ничего изменишь. Я осознаю степень технического прогресса. И несмотря на то, что являюсь противником нелегального скачивания, предпочитаю смотреть на эту ситуацию прагматично. Например, для всех начинающих групп это очень показательно – им нужно сразу писать классные альбомы, иначе они исчезнут.


Вам случается жалеть о том или ином творческом выборе Placebo?

Я редко оглядываюсь назад, но когда делаю это, всегда ищу какие-то свои проколы. Я могу быть очень критичным по отношению к своим старым песням. Например, я считаю, что в 'Pure Morning' хорошая музыка, но текст в действительности дерьмовый. Я мог бы написать что-то получше… Но потом я осознаю, что это нормально – испытывать моменты слабости. Идеала не существует. Даже в дискографии Боуи есть несколько провалов. Что уж говорить.


Складывается ощущение, что с новым альбомом вы хотите вернуться к чему-то более простому, лаконичному.

У Placebo каждый новый альбом всегда определяется предыдущим. 'Loud Like Love' работает от обратного, в нем больше оттенков и он более уязвимый. Эмоции здесь занимают центральную позицию.


Песня 'Too Many Friends' затрагивает тему использования социальных сетей. Что вы об этом всем думаете?

У меня возник образ человека, который сидит дома один, перед компьютером, но в то же время в Facebook у него значатся тысячи друзей. Я задумался об этой пропасти. Как можно иметь столько виртуальных отношений, и при этом быть абсолютно неспособным общаться в реальном мире?


Это стало болезнью века?

Я задаю себе невероятное количество вопросов. Я не могу назвать себя пользователем социальных сетей, у меня нет аккаунта ни в Facebook, ни в Twitter. Я предпочитаю делиться своими горестями и радостями с близкими друзьями… Почему я должен терять время, поддерживая связь с людьми, которых никогда не видел и не встречал в своей жизни? Если мы сейчас выйдем на улицу, я более чем уверен, что мы увидим сотни людей, уткнувшихся в свои смартфоны. Люди вместе, но они больше не разговаривают друг с другом, не смотрят друг на друга. Мне кажется, это грустно.


'Loud Like Love' погружает в глубокую меланхолию. Эта ваша фирменная фишка?

Да, верно. Меня всегда привлекала меланхолия и музыка, которая навевает грусть. Если не брать во внимание слезы, то я счастлив, потому что в такие моменты чувствую себя живым. Часто именно благодаря печали я испытываю самые сильные эмоции. У меня меланхоличный характер. И это непререкаемо.