Le Soir "Placebo retrouve des couleurs sur son nouvel album", Sep'13

Thierry Coljon
11.09.2013




© Перевод Rousse для Placebo Russia
Полная или частичная перепечатка допускается только с разрешения переводчика.




«Placebo позволяет мне самовыражаться, и делать это, не отдавая себе в том отчета», – признался нам в Берлине культовый фронтмен Брайан Молко. 

У отеля Soho House в Берлине, где у нас назначена встреча с Placebo, долгая история. В этом массивном здании, перед тем, как его отреставрировали, чтобы разместить здесь модную гостиницу, в 20-х годах располагался магазин, который держал еврей. В 1942 году его изгнали отсюда, а помещение бывшего магазина превратили в административное здание для юных гитлеровцев. После войны в нем обосновалась Социалистическая единая партия Германии, которая принимала здесь решения о «чистках» среди тех жителей ГДР, которые были против режима Сталина. Зал, где нас ждет Брайан Молко – который согласился вести беседу на отличном французском, – был залом Политбюро. Подумать только!..


Почему вы сейчас в Берлине?

Здесь находится наш нынешний лейбл, немецкий Universal. Мы не предавали бельгийцев PiaS, у нас был отличный опыт сотрудничества с ними. Но так как каждый новый альбом – это художественная реакция на предыдущий, в этот раз нам захотелось чуть большей уверенности и защищенности в этой индустрии. К тому же, вся команда, с которой мы с самого начала работали во времена сотрудничества с Virgin в Германии, и которая многое сделала для нашего успеха, сейчас перешла в Universal. У нас с ними прочные связи.

На этом диске слышатся тональности первых альбомов Placebo. Так было задумано?

Надеюсь, самые давние наши поклонники оценят эту пластинку. Мне сложно судить об этом диске, потому что я пока не хочу его слушать. Я надеюсь, что на каждом нашем альбоме присутствует дух Placebo, который при этом уравновешивается новым звучанием. Было бы скучно все время повторяться.

Имидж Placebo также существенно изменился. Обложка нового альбома очень красочная…

Это космический, психоделический, цветной взрыв. Действительно, десять лет назад такое невозможно было представить для Placebo. Но мне захотелось сделать перерыв и отойти от минималистской эстетики. Хотелось присутствия психоделического духа, потому что моей первой музыкальной любовью была музыка 60-х. И она все еще многое для меня значит.

«Bosco» затрагивает тему алкоголя…

Это очень грустная, трагичная песня об опустошающем эффекте зависимости в любовных отношениях. Она заставляет меня плакать. Это самая честная и уязвимая песня за всю нашу карьеру. Нам удалось создать композицию, которая может существовать вне контекста Placebo.

В прошлом алкоголь был большой проблемой для Placebo…

Я на это искренне надеюсь. Над этим нужно работать каждый день. Как человек я предпочитаю трезвость. Думаю, что в последнее время моя жизнь стала лучше. С годами становится довольно сложно придерживаться рок-н-ролльного образа жизни. Мы говорили об этом со Стефаном в редкие моменты ностальгии. И поняли, что, черт возьми, последние десять лет наша жизнь была сплошным весельем.

У Placebo долгие и, как правило, сложные туры. Это не способствует [избавлению от зависимости]...

Мы можем давать концерты и без алкоголя или наркотиков. И делаем это более чем успешно. Мы можем устроить праздник без того, чтобы он превратился в проблему или закончился драмой. По статистике как минимум один человек из десяти в мире имеет предрасположенность к зависимости. Но это совершенно не нужно ни для работы, ни для расслабления. Ни для вдохновения…

«Громко как любовь» – немного непривычный слоган. Обычно говорят «легко»…

Любовь часто бывает жесткой и жестокой. Это одержимость и ревность. Потеря человека, которого любишь. Который бросает тебя или покидает этот мир. Часто любовь – очень сложная штука. Записывая альбом, мы обнаружили, что эта тема объединяет все песни. Но мы по-прежнему остаемся теми Placebo, которые никогда не сделают легкий альбом.

Placebo существуют вот уже почти 20 лет. Чувствуете ли вы эволюцию в среде поклонников?

Во время каждого тура мы обнаруживаем, что первые десять рядов занимают новые подростки. Каждый раз. Наверное, это в каком-то роде говорит о нашей эмоциональной незрелости, но мы все еще можем находить контакт с молодой публикой. Это, наверное, тот самый комплекс Питера Пена, свойственный всем рок-группам.

В последнее время мы пришли к выводу, что лучшие рок-альбомы – это пластинки, выпущенные ветеранами: Коэном, Диланом, Боуи, Depeche Mode… Вас это обнадеживает?

Я надеюсь, что мы все еще будем в состоянии выпускать отличные пластинки, когда будем в их возрасте. Честно. Потому как я понятия не имею, чем бы еще мог заниматься в жизни. Я никогда не делал ничего другого. Я не умею рисовать, и у меня определенно слишком много комплексов, чтобы быть актером.

До сих пор?

Да. Хотя я к этому уже и не особо стремлюсь. Нет прежнего желания. Записать сольный альбом параллельно – возможно. Меня привлекает эта идея. На этом диске есть три песни, которые я написал для своего сольного проекта, но в итоге предложил их группе, потому что звучали они уж очень по-пласибовски. Речь идет о «Too Many Friends», «Hold On To me» и «Scene Of The Crime». Хотя их первоначальные наброски очень отличались от финальных версий. Там был только голос и акустическая гитара.

Было бы интересно однажды выпустить эти демо в каком-нибудь делюксовом издании, например…

Да, почему бы и нет. Это неплохая идея, было бы интересно. Я подумаю об этом…

Говоря о Дэвиде Боуи, невозможно забыть о знаменитом концерте в Madison Square Garden, посвященном его 50-летию, где вы выступали в качестве разогрева… Ведь он был первым, кто заметил Placebo…

У Дэвида хороший вкус (ха-ха). Он был очень мил с нами. Его неожиданное возвращение – это фантастика. Настоящий сюрприз, я такого совсем не ожидал. Обожаю «Where Are We Now», она очень грустная, нежная и трогательная. Но нам было бы сложно не выпускать ничего в течение десяти лет.

Вы очень сдержаны в том, что касается вашей личной жизни. Ты все еще живешь в Лондоне?

Да. Это мое место. Placebo позволяет мне самовыражаться, и делать это, не отдавая себе в том отчета. Это полезно. Это удовлетворяет эксгибиционистскую часть моей личности. Поэтому в обычной жизни у меня нет потребности ее проявлять. Наоборот, мы очень скромны. Для нас очень важна наша личная жизнь. Мы не ходим по вечеринкам вместе с другими знаменитостями.

Этот альбом вы записывали медленно. Сколько времени в итоге вам понадобилось?

В целом год. Изначально все решил случай. Наш новый лейбл попросил нас записать сингл, и мы подумали, что было бы здорово сделать пять песен вместе одной-двух. В результате в 2012 году вместе с нашим новым подюсером Адамом Ноублом мы выпустили EP ‘B3’. А дальше – так как у нас с ним очень хорошо все прошло, в комфортной и продуктивной атмосфере, – мы решили продолжить. И, сами того не подозревая, уже работали над новым альбомом. Между тем, Адаму нужно было закончить свои дела, а мы отправились в тур в поддержку‘B3’… В итоге это заняло определенное время. Мы не хотели торопиться.

Спеть «Ne me quitte pas» вместе с симфоническим оркестром, как это было в Брюсселе в рамках празднования вступления Бельгии на пост председателя Евросоюза, было твоей давней мечтой?

Я никогда раньше не выступал с оркестром. И должен честно признаться, именно это было моей первой мотивацией. Ну и шанс исполнить «Ne me quitte pas», конечно, тоже, ведь это одна из моих любимых песен.

Время от времени вы не чувствуете себя тесно в формате трио?

Да, я думаю, именно поэтому в каждой песне на новом диске есть оркестр и пианино. И на сцене нас шестеро. Еще со времен второго альбома мы обнаружили, что формат трио слишком тесен для нас.

Это то, что заставляет Muse выводить целую толпу народа на сцену…

Именно поэтому нас шестеро. Чтобы избежать толпы… Кроме того, ездить в тур вшестером веселее, мы как маленькая банда. Мы хорошо ладим друг с другом, уважаем друг друга… И вообще, все менее «токсично», чем в прошлом.

Почему у вас такие длинные туры?

Это действительно утомительно, но в наши дни, в условиях кризиса CD-индустрии, у нас нет выбора. Мне приходится откладывать на университет сыну. Ему почти 8 лет…