Kurier "Медитируя, побороть кризис личности", сентябрь 2013

08.09.2013
Текст: Бригитте Шокарт




© Перевод Capellia для Placebo Russia
Полная или частичная перепечатка допускается только с разрешения переводчика.




После сильных сомнений в своих способностях как автора песен, фронтмен Placebo Брайан Молко выпускает захватывающий камбэк-альбом.

«Мы исправимся», - обещает певец группы Placebo Брайан Молко, который на прошлом фестивале Frequency в 2012 году по причине вирусного заболевания должен был прервать концерт. На сегодня дела обстоят так: в пятницу в свет выходит новый альбом «Loud Like Love». В интервью KURIER он рассказывает о кризисе, который ему пришлось пережить, и объясняет, что он считает новым «Опиумом для народа».

Как так получилось, что "Loud Like Love" стал циклом песен о любви?

Я на самом деле никогда не давал себе установку, подобную той, что сейчас я пишу про это или про это. При написании текстов я всегда позволял себе инстинктивно следовать настроению, которое давала мне музыка. Так было и сейчас. В какой-то момент мне пришло в голову: «В этот раз я пишу о любви». Но не классические песни о любви, а о том, как много усилий она требует, какой жестокой и жесткой она может быть, каким опустошающим может быть ее отсутствие.

Когда мы с вами разговаривали перед выступлением на фестивале Frequency, вы были не только больны, но и переживали кризис. Были ли эти песни созданы вследствие этого кризиса?

Когда мы в последний раз виделись, я действительно переживал кризис личности. Я сомневался во всем – как в своей творческой, так и в личной жизни. В первую очередь, это были личные проблемы. Я чувствовал себя абсолютно потерянным, спрашивал себя: «Что я делаю со своей жизнью?» и «Хочу ли я этого?». Скажем так: эти песни - вымышленные короткие истории, которые основаны на настоящих эмоциях и реальных событиях. Но чтобы быть честным, я должен был создать рассказчика и истории вокруг этих событий.

Вы бы чувствовали себя более уязвимым, если бы могли сказать в песнях «Я тот, кто через все это прошел?»

Я так или иначе это делаю. Например, прямо сейчас (смеется). Однако, было бы недостойным рассказывать все от первого лица. Тогда бы я полоскал свое грязное белье на публике.

Год назад под вопросом стояло даже ваше будущее в музыкальном творчестве. Хотели ли вы покончить с музыкой?

Моя самая любимая песня у The Beatles - "Yer Blues". Джон Леннон, по-видимому, в тот момент был на таком же мрачном этапе жизни, как и я. Он поет: «Я так одинок, я хочу умереть» и что ненавидит свой Rock ’n’ Roll. Иногда под сомнения ставятся именно такие вещи, для кого-то наиболее важные - потому как где-то что-то потерялось на жизненном пути. Но подобные фазы есть у всех. В моем случае, к сожалению, они становятся достоянием общественности.

Что было потеряно? И как вы это снова обрели?

Радость от творчества, которую я снова приобрел в момент записи "Loud Like Love". В какой-то момент появилось чувство, что я вновь могу писать хорошие песни. В личной жизни позитивно повлиял на меня буддизм. В 2012 году я был в Таиланде, где общался с буддистами. Я не принадлежу к тем, кто сразу воспринимает буддизм как религию. Но эта философия и искусство медитации, которым я учился, мне очень помогли.

Сингл "Too Many Friends" звучит так, как будто вы ненавидите Facebook.

Я не испытываю ненависти к Facebook, наоборот меня всегда восхищали новые технологии. Песня не о Facebook, а о новой форме одиночества. Я раздумываю над тем, что значит для дружбы одержимое желание выставить нашу жизнь на обозрение общественности. Какой эффект оказывает на наше общество то, что мы, сидя напротив друг друга в физическом мире, не можем противостоять соблазну смартфонов. В таком случае давайте не будем наивными: такие концерны, как Facebook, преследуют цель не нас сделать ближе, а сделать себя богаче.

Каков эффект этого?

Людям труднее взять на себя риск и вступить в контакт с другими людьми, быть открытым и уязвимым в отношениях. На мой взгляд, мы нуждаемся в этом, чтобы найти свое счастье. Но, конечно, намного безопаснее сидеть за экраном компьютера. И я опасаюсь того, что скоро технологии оттеснят религию в качестве «опиума для народа». Правда виной тому не технологии, виноваты всегда сами люди.

Самая трогательная песня альбома - Bosco. Кому она посвящена?

Это мое извинение особенному человеку, имя которого, однако, не должно быть названо. В ней я совершенно искренен, там нет ни истории, ни рассказчика. Поэтому до сих пор мне тяжело слушать Bosco без слез.

Сейчас Молко живет в Лондоне. Со своей, возможно, самой большой любовью в жизни, фотографом Хеленой Берг, у них есть сын Коди, которому 8 лет. И хотя Молко и Берг уже не вместе, он признает, что больше всего ему доставляет удовольствие проводить свободное время со своим ребенком.