Weburg "Интервью с Тимо Маасом", ноябрь 2011

Интервью: Никита Ломаев, перевод: Наталья Фадеева

На прошлой неделе выходные неожиданным образом начались для екатеринбургских завсегдатаев танцполов и просто тусовщиков в четверг. 24 ноября в помещении бывшего клуба «Снег» состоялась вечеринка, на которой выступили отечественные звезды Tesla Boy, украинские танцоры Kazaky и знаменитый электронщик Timo Maas. Гость из Германии знаком чуть ли не всей нашей стране по своему хиту шестилетней давности «First Day», записанному совместно с лидером Placebo Брайаном Молко. Едва выспавшись после перелета в Екатеринбург, Тимо пообщался с корреспондентом портала Weburg Никитой Ломаевым. За организацию интервью благодарим компанию «Red Pepper».

— Ты говорил, что путешествия вдохновляют писать музыку. Если бы ты создал альбом только под впечатлением от поездок по России, то каким бы он получился?

Тимо: В России я бывал достаточно часто. Впечатления, полученные от путешествий, посещения мест, где не был ранее, действительно влияют на создаваемую мной музыку, но вместе с тем на создание музыки влияет и многое другое. Сейчас я как раз работаю над новым альбомом.

— Изначально выход нового альбома планировался в этом году, потом его перенесли на будущую весну. В какой стадии сейчас находится работа?

Тимо: Работа над альбомом в настоящий момент продолжается. Это творческий процесс. Я не могу точно сказать, когда он выйдет. Работу мы начали около года назад — тогда были сделаны первые записи, затем я много путешествовал и в этот период не работал над альбомом, а сейчас мы вернулись в студию. Некоторые песни в демо-версии уже полностью готовы. В процессе работы мы пытаемся привнести что-то новое, например, сочетаем андеграундные элементы с электронной музыкой, чтобы сделать поп-музыку более качественной.

— Недавно вышел ваш совместный с Брайаном Молко EP «College 84». Им ты хотел показать, чего нам ждать от будущего лонгплея?

Тимо: «College 84» не похож на то, что было до него. В нем больше элементов панк-музыки и рока. У меня нет планов делать новый альбом как точную копию «College 84». Мне нравится экспериментировать, сочетая элементы андеграундной и электронной музыки, получать крутую электронную поп-музыку. Новый альбом будет очень интересным и сильным. Тем, кто уже слушал эту музыку, она понравилась. Люди сказали: «Это Тимо, но это что-то новое».

— А какова была реакция Брайана Молко, когда он услышал уже готовый результат?

Тимо: Я отправил Брайану демо-версию «College 84» около года назад. На тот момент мы не виделись около трех-четырех лет. В демо-версию песни, после того как ее послушал Брайан, мы внесли очень незначительные изменения. Ему очень понравилось, и, конечно, он просто не разрешит мне выпускать что-либо, если ему не понравится.

— Песня «First Day» в свое время стала очень популярна в России и Восточной Европе, чего не произошло в других странах. Как думаешь, почему мы так ее полюбили?

Тимо: Я не знаю. Эта песня была выпущена в 2005 году. Я не знаю причину популярности в Восточной Европе и в России тоже не знаю. Когда я путешествовал по России, я увидел, что песню действительно очень любят.

Знаете, в музыкальном бизнесе бывает так, что иногда, выпуская песню, вы имеете высокие ожидания, что она понравится, но ничего не происходит. А иногда вы записываете обычный трек и выпускаете его, и при этом у вас нет никаких особых надежд, — и происходит бум! А вы не знаете почему.

Это невозможно контролировать или планировать. Та же ситуация произошла с «First Day». Я знал, что эта хорошая песня для радио, но я, как бы сказать... «забыл» об этом. И вот когда я путешествовал по России, то понял, что это — великая песня с великим вокалистом с великого альбома. Я горжусь этим.

— Тимо, ты уже давно записал песню для Placebo, которая не была выпущена, поскольку была довольно резкой, довольно политической. Как ты думаешь, должен ли музыкант выражать свою гражданскую позицию в творчестве?

Тимо: Да, мы записали эту песню в 2004 году вместе с Мартином Бутрихом (Martin Buttrich, продюсер — прим. авт.) и отправили диск Брайану Молко, чтобы он включил ее в альбом. Однако тогда она не была выпущена из-за своего политического характера. В песне затрагивались темы политики Буша, обстановки страха в Америке и так далее. Но в этом году, где-то в августе, я был на концерте Placebo, и они исполняли эту песню.

Что же касается выражения музыкантом своих политических взглядов в творчестве, то я считаю, что я — не политик по профессии и не чувствую себя политиком. Для меня ближе позиция представителя, вестника. В моем поведении, моей музыке я, наверное, более политичен, чем политики.

Я не знаю, как много людей слушают в песнях именно слова, а сколько — только музыку. Иногда слова делают песню жесткой, но, так как мелодия этой песни спокойная, некоторые люди не понимают тот смысл, который в ней заложен.

— А если бы тебя пригласили выступить на политическом мероприятии, ты бы согласился?

Тимо: Нет, не согласился бы. Хоть я и интересуюсь политикой, но я не политик и у меня нет никаких стремлений делать что-либо подобное. Как я уже сказал, я — посол, вестник, и я выражаю свою позицию во время поездок по странам.

— Я читал, что ты в детстве играл немного на гитаре и барабанах, пока тебе не запретили родители. Сейчас, когда ты уже состоялся как электронный музыкант, ты ведь спокойно можешь взять в руки гитару и начать все с нуля. Не возникало такого желания?

Тимо: Внесу коррективы: я никогда серьезно не играл на гитаре, разве что только риф из «Smoke On The Water» (знаменитая песня группы Deep Purple — прим. авт.). Да, я хотел играть на барабанах, но в маленькой квартире, куда я переехал, это было не очень удобно. Тогда я стал коллекционировать пластинки.

Я много выступал в качестве диджея в музыкальных клубах, ночных клубах и так далее. У меня нет желания в возрасте 42-х лет становиться рок-исполнителем. В какой-то мере, можно сказать, что быть диджеем — это как быть рок-музыкантом, но только в другой области музыки.

— За то время, что ты бывал в России, удалось ли познакомиться с русской музыкой и, в частности, с группой Tesla Boy, с которой ты сегодня будешь выступать на одной сцене?

Тимо: Я до сих пор практически ничего не знаю о русской музыке. Я знаю только некоторые песни, которые очень популярны в России. Что касается Tesla... Tesla Boy? Это один человек?

— Нет, их трое.

Тимо: Не уверен, что когда-либо их встречал раньше. Что ж, увидимся с ними сегодня на концерте.

— В СМИ часто пишут, что ты предпочитаешь здоровый сон любым afterpaty. А еще у тебя такой график, что часто приходится спать после долгих перелетов. Скажи, а приходят ли тебе во сне идеи песен?

Тимо: Да, иногда, я просыпаюсь ночью, услышав музыку. Во сне ко мне может прийти что-то, например, трек или какой-то звук. Этот процесс нельзя контролировать.



Source: weburg