Pink "Высокий шик", сентябрь 2010

18.09.2010
Интервью: Дарья Дяченко



Басист и гитарист Стефан Олсдал, хоть и не самый главный, но уж точно самый заметный участник группы Placebo. Ему удается не только виртуозно играть на гитаре и подпевать Брайану Молко, но и великолепно дирижировать публикой.

Неспешно подойдя, вальяжно сев в кресло и достав сигареты, Стефан Олсдал не только рассказал мне о детях, музыке и алкоголе, он еще и показал, насколько аристократично можно вдыхать сигаретный дым. Прищуриваясь и ломая изгибы пальцев о кожаные штаны, он сделал то, что удавалось немногим. Он заставил восхищенно смотреть на него целых 30 минут.

Cтеф, 14 лет назад после концертов ты ехал в ночной клуб, на вечеринки, где без алкоголя и наркотиков party не обходилось. Изменилось ли что-то сейчас? Куда тебя заносит после шоу?

После концертов? Ну… во-первых, мои предпочтения в алкоголе немного изменились... Сейчас мне нравится пить кровь девственных мальчиков. Это очень вкусно.

И где ты их находишь?

О, они сами приходят ко мне (улыбается). Ты знаешь, мне нравится Интернет. В нем, конечно, есть куча минусов, но самая крутая штука – там ты можешь найти практически все, что захочешь. Девственных мальчиков в том числе. Недавно в Германии был случай канибализма, где один парень съел другого. Так вот, они познакомились и встретились благодаря Интернету.

То есть тебе уже поднадоели угарные вечеринки или все дело в возрасте?

Больше первое. Все эти алко-party, по большему счету, проходят по одному и тому же сценарию. Ты целый вечер пьешь с каким-то незнакомцем, а наутро даже не помнишь о чем вы разговаривали. Приходит время, когда ты отчетливо ставишь перед собой вопрос: «Какого хрена мне это нужно?». Я для себя на него ответил.

Девиз «Sex, drugs and rock'n' roll» для тебя уже в прошлом?

Знаешь, что удивительно? Большинство крутых рок-музыкантов, своей жизнью создавшие этот лозунг, не дожили и до 30. По-моему, очень глупо остаться в истории благодаря своей смерти. Настоящий рок-н-ролл – это музыка, а не количество секса, употребленного алкоголя и наркотиков. От таких вещей легко впасть в зависимость, но они не имеют ничего общего с музыкой!

Вы в Киеве уже второй раз. Этого хватило, чтоб сформировать мнение о Киеве и Украине?

Для меня Киев – это, прежде всего, часть земли. Мы много времени проводим в турах, перед нами постоянно меняются страны, города, люди... Я не могу сказать, что знаю достаточно об Украине или ее истории. Я знаю, что много русских артистов начинали свое творчество здесь, знаю, что многие украинцы хотят называться россиянами, хотя я и не понимаю почему. Россия – это Дикий Запад, это опасное место (улыбается).

У тебя были проблемы в России?

Почти (смеется). А у тебя?

Да нет, ничего такого не происходило. А что скажешь об украинских фанах?

Они очень тактичные, любят обниматься и целоваться. Приблизительно так (показывает).

Мы приехали в Киев еще вчера, решили прогуляться по городу и встретили парочку с баннером в руках. Большой постер с надписью «С днем рождения, Стив!». Представляешь? Я имею в виду КАК они знали, где именно мы будем гулять? Это было нереально большое совпадение. Иногда я думаю, что существует своеобразная фанатская сеть, которая работает по принципу рации. Что-то вроде (берет телефон и имитирует рацию) «Они спускаются вниз, через пару секунд повернут за угол. Прием». «Прием! Да. Я их вижу. Третий! Третий! Разворачивай баннер!»

Ты играешь в Placebo с самого основания группы. Тебе никогда не хотелось выйти из тени Брайана Молко?

Я начинал играть на барабанах, потом перешел на бас-гитару, затем пианино, гитару... Но никогда не представлял себя фронтменом. Я думал об этом. Даже записал соло-диск, но, ты знаешь, если бы я хотел стать фронтменом – это вряд ли сработало бы. К счастью для наших фанатов (смеется). К тому же тогда мне пришлось бы давать кучу интервью, сниматься в программах – делать все то, чего я так не люблю и чем, к счастью, в основном занимается Брайан.

После выпуска последнего альбома Battle for the Sun и прихода в группу нового барабанщика Стива Форреста многие критики и фанаты считают, что у Placebo наступила новая эра. Что ты об этом думаешь?

Для меня каждый новый альбом – это новая эра, новый этап в жизни, но с Battle for the Sun действительно было несколько больших изменений. Во-первых, мы записали его сами. У нас не было звукозаписывающего контракта, мы были абсолютно независимы, и эта свобода чувствуется в альбоме. Ну и, конечно, Стив. В один прекрасный день мы с Брайаном почувствовали, что группа должна оставаться здоровой, чтобы выжить и двигаться дальше. Приход Стива дал нам огромное количество разнообразной энергии, и да… я считаю, что это новое начало Placebo.

Как думаешь, за что именно запомнят группу Placebo? Важно ли для тебя остаться в истории?

Нас уже запомнили как группу, которая ввела в мужскую моду черную подводку для глаз, хотя это и не так (смеется). А если серьезно, статья в Википедии, посвященная нашему существованию, – это уже история. Когда-то один известный музыкант на похожий вопрос ответил: «Нет смысла думать об этом, потому что в любом случае я к тому времени буду мертв». Я считаю, он на 100 процентов прав.

Основная масса ваших поклонников приходит на концерты Placebo ради шоу и имиджа или все-таки из-за творчества, включая глубокие и паранойяльные тексты песен?

Сложно ответить. Поначалу, скорее всего, ради имиджа: черный лак на ногтях, подводка и юбки – все это было ново и, соответственно, привлекало внимание. Конечно, до сих пор в первых рядах на концертах, возле гостиниц, на вокзалах и в аэропортах мы встречаем фанов, которых привлекает именно имидж Placebo. Но после выхода Without You I'm Nothing (2-й студийный альбом группы) публика стала немного меняться. Она стала более осознанна. Иногда со сцены можно увидеть людей, которые пришли на концерт не попрыгать, а именно послушать музыку, песни, звук. Мы это чувствуем. Благодаря этому можем оставаться самими собой, не бежать за тенденциями и не разыгрывать спектакли на сцене.

Существует мнение, что басисты – это неудавшиеся гитаристы. Что ты думаешь по этому поводу?

Это не относится ко мне. Я не воспринимаю себя как бас-гитариста, я – в первую очередь музыкант. Для меня каждый музыкальный инструмент уникален, и я воспринимаю его как источник музыки. К тому же сейчас я намного больше играю на гитаре, чем на басе.

У Брайана Молко есть сын, не думаешь последовать его примеру?

Думаю! Особенно в последнее время. Но завести ребенка – это не то же самое, что купить собаку. Я очень много об этом размышлял, так как морально у меня очень сложные отношения с человеческой расой. Я нашел столько неправильного в людях, в их поступках. Эгоизм, жажда власти и контроля, желание быть лучше, чем другие… Достаточно посмотреть в историю, чтоб понять, насколько сильно люди изощрены в уничтожении друг друга и мира вокруг… Я верю, что мы… Знаешь, это вводит меня в депрессию… Такое ощущение, что эволюция нас не коснулась. Но в то же самое время, если так думать, получается, что смысла в жизни нет. Мы здесь, чтобы выжить, животные здесь, чтобы выжить, другой цели нет… Ради чего мы живем? Ты можешь ответить на этот вопрос?

Чтобы умереть?

Я очень часто встречаю людей, которые говорят: «Я хотел бы никогда не родиться, жизнь – это страдание, все мы все равно умрем». Но я пришел к тому, что, несмотря ни на что, мы запрограммированы иметь детей, внутри нас есть стремление к размножению… Сейчас я считаю, что дети – это прекрасная штука. Мысль стать отцом посещает меня все чаще и чаще. А у тебя есть дети?

Нет. У меня недавно появилась собака, после чего я поняла, что пока не готова к такой ответственности.

Вот и у меня та же штука. Я даже собаку завести не могу, хотя здесь больше по другой причине: меня практически не бывает дома.

Стеф, последний вопрос – ты счастлив?

К сожалению, сегодня неважно себя чувствую, плюс я уже полтора года в туре, немного устал, но, только что, будучи в гримерке, я услышал, как толпа скандирует: «Placebo!» – все эти люди так возбуждены и одушевленны… Это так.... Знаешь, это меня вылечит.

А глобально?

О, это настолько важный вопрос, что, боюсь, если я начну на него отвечать, концерт придется отменить. Скажем так, на этом жизненном этапе я чувствую себя лучше, чем два года назад, и я намного больше благодарен за то, что у меня есть.



Source: pink