Kerrang "Inside the Mind Of Brian Molko", февраль 2010



© Перевод Selmadora для Placebo Russia
Полная или частичная перепечатка допускается только с разрешения переводчика.





ХИТЫ
«Вам придется заплатить мне, чтобы я снова спел Nancy Boy … Ох, подождите, ведь именно это люди и делают, правда? Вообще-то с исполнением этой песни у меня меньше проблем, чем с исполнением той же Pure Morning. Я просто не могу себя заставить снова пропеть этот текст. Теперь народ, кажется, воспринимает как личную победу, если мы исполняем Nancy Boy. Типа: “О, мой Бог, мы были там, когда они решили спеть её! Бельгийцы на следующей неделе уж точно пролетят!”»

ОШИБКИ
«Времена бредовой лирики, как в Pure Morning, окончательно ушли. Я просто не могу писать в таком ключе. Это не сознательный выбор; я не хочу писать в определенном стиле. Это лишь способ дать выход всему. Это выходит наружу и волнует меня, и я надеюсь, что это сможет взволновать других людей. У меня есть привычка слушать старые записи, выискивать в них ошибки, смотреть, что мы могли бы сделать иначе. Но нельзя изменить то, что уже сделано. Нужно быть на другом уровне восприятия. И тогда новые песни – лучшее, что можно сделать, однако они всегда будут звучать иначе, чем то, как вы задумывали их. Какая бы идея ни царила у вас в голове, она изменится. Это неизбежно. Альбомы – это мысли и желания, воплощенные в реальности. Но кое-что всегда теряется в процессе» 

ТВОРЧЕСТВО
«Мне не очень-то нравится слишком многое раскрывать о себе. Я полагаю, любой преподаватель по писательскому мастерству скажет вам, что писать нужно о том, что вы знаете, но не могу же я ваять автобиографию. Я нашел способ сочинять маленькие истории, основанные на реальных событиях и эмоциях. На днях как раз думал об этом и, хотя мои песни год от года все больше походят на исповеди, я всё ещё защищаю себя» 

ПРИНЯТИЕ
«У меня нет чувства, будто я должен доказывать себе что-либо еще. Я смог комфортно устроиться в собственной шкуре. Я принял то, кто я есть и что я делаю, и я получил достаточно оснований от других людей и от наших фанатов, чтобы больше не чувствовать себя Сизифом [проклятый царь в греческой мифологии]. Я не волоку огромный камень на вершину горы, только чтобы увидеть, как он скатится с другой стороны»

ГАСТРОЛИ
«Длинные гастроли выматывают, но это то, что мы делаем. Это наше призвание. Мы странствующие менестрели. Мы цыгане. Я просто не могу себе представить, что еще могло бы удовлетворять нас так, как удовлетворяет наша работа. Не сцена наполняет вас трепетом – это эмоциональное состояние, в котором вы непрерывно находитесь все 12 месяцев. Это очень странно, потому что такая кочевая жизнь может сделать вас чокнутым и эмоционально нестабильным»