Estadao "Placebo volta ao Brasil em fase solar", Apr'10






© Перевод Rousse для Placebo Russia
Полная или частичная перепечатка допускается только с разрешения переводчика.



опубликовано 15 апреля 2010

Тот факт, что вы изучали актерское мастерство, помог вам при создании сценического образа? 

У меня нет образа. Тот, кого вы видите на сцене, это эксгибиционист, который живет во мне. На самом деле я тихий, замкнутый и спокойный. Но у моего характера есть взрывная, «бешеная» сторона, которая проявляется, когда я нахожусь на сцене. Внутри каждого из нас сосуществуют самые разные темпераменты. Для меня быть на сцене – это что-то первобытное, сексуальное, жизненно необходимое. Это попытка вызвать коллективную эйфорию. 

Вы стали известны благодаря тому, что больше внимания уделяли турам, чем записи альбомов. Вы постоянно в дороге. В чем для вас смысл концертных турне? 

Я не вижу смысла рока без прямого контакта с аудиторией. Это и есть настоящая музыка. Никто не пишет песни для того, чтобы запереть их в сейфе, все музыканты хотят, чтобы их музыка производила определенный эффект на слушателя, волновала его, заставляла действовать определенным образом, бунтовать, в каком-то смысле контролировать его жизнь. Есть группы, которые записывают классные пластинки, но при этом они полное дерьмо на сцене. Мы стараемся делать хорошие альбомы, но также и играть качественные концерты. 

Каждый новый сезон появляются группы, которые приносят новые представления о музыке, привлекают внимание слушателей оригинальным звучанием. В прошлом году это были Animal Collective и Hot Chip. А есть группы, как Placebo, которые продолжают делать музыку, оставаясь верными своему стилю. Можно ли сказать, что Placebo сегодня – это уже рок-классика? 

Классический рок для меня это Deep Purple, Black Sabbath. У нас свое место, мы нашли свою нишу в музыке. 

И как ее можно было бы назвать? 

Это вы, журналист, должны мне сказать. Вы же, журналисты, обычно придумываете штампы и ярлыки. 

Новый альбом Placebo отличается разнообразным звучанием – менее электронным и менее тяжелым, чем предыдущие. Он – как новая точка отсчета в вашей карьере. Значит ли это, что вы уже не так беспокоитесь о будущем? 

Все не так сложно на самом деле. Когда мы закончили предыдущий диск, то подумали: «Он звучит очень мрачно, уныло, депрессивно. Даже слишком! Он лишит надежды любого слушателя». Что-то вроде этого. В новой пластинке мы сделали все с точностью до наоборот. Мы поместили туда песни, которые бы отражали нашу надежду на лучшее будущее, на лучшую жизнь. Будущее, в котором есть возможность выбрать свет вместо тьмы. Это смена направления. На нашем предыдущем альбоме, «Meds», было очень много боли. Думаю, новый диск более позитивный в этом отношении. 

Вы также недавно стали отцом. И как Брайан Молко ощущает себя в этой роли? 

Отцовство полностью изменило мою жизнь. До этого я не знал, что можно настолько отдаваться другому человеку. Вы переживаете его беды, разделяете радости. Это на самом деле научило меня быть менее эгоистичным, ставить другого в абсолютный приоритет. Отцовство полностью изменило мое мировоззрение.