Elegy "Placebo: Пункт назначения – Солнце", Jul'09





© Перевод Rousse для Placebo Russia
Полная или частичная перепечатка допускается только с разрешения переводчика.



Автор: Thomas Mafrouche

После долгого, полного сомнений периода, Placebo соизволили, наконец, выпустить следующий после фантастического Meds альбом. Battle For The Sun перерезал пуповину определенной инертности и обозначил совершенно другой путь для группы: новый ударник, новый звук, новая рекорд-компания… Нужны объяснения.

Прежде всего, представьте нового члена вашей группы, Стива, который заменил… Стива.

Брайан Молко: Его зовут Стив Форрест, он родом из Северной Калифорнии, ему 22 года, по гороскопу Весы. Он играл в американской рок-группе Evaline.

Стив Форрест: Сейчас я живу в Лондоне. Я переехал в Англию в начале 2008 года и в течение нескольких месяцев жил в отеле. Квартиру я нашел только в июне прошлого года, и вот уже, получается, живу там чуть больше года. Я обожаю этот город, всегда мечтал сюда приехать. Лондон не имеет ничего общего с моим родным городом, но он очень похож на меня, он так же много двигается, и здесь всегда можно найти, чем себя занять.

Evaline выступали вместе с Placebo в США в 2007 году. Я полагаю, в тот самый момент вы и познакомились…

Стефан Олсдал: Для начала надо уточнить, что члены Evaline не имели права находиться в тех местах, в которых бывали мы, так как в США не разрешается употреблять спиртные напитки людям, не достигшим 21 года, а им всем на тот момент, конечно же, было меньше 21-го (смеется).

Брайан: В общем, они не имели права находиться в тех же заведениях, где мы, по крайней мере, там, где продавался алкоголь. А в нашей комнате были спиртные напитки, поэтому получается, что при первой нашей встрече они нарушили закон, просто находясь в этой комнате. Воспоминание, которое я храню о первой встрече, это когда мы за сценой увидели, как привезли этих маленьких мальчиков, и как мы тогда задавались вопросом: что это за школьники. Там же нам сказали, что это группа, которая будет нас разогревать (смеется).

Первый концерт Placebo в новом составе состоялся в Камбодже в декабре прошлого года. Какие у вас воспоминания об этом «первом разе»?


Стив: Для меня это было не только первое выступление вместе с Placebo, но и первый концерт, когда я поднялся на сцену в качестве ударника впервые после почти двухлетнего перерыва. И, конечно, я был очень горд выйти на сцену в составе Placebo. К тому же, это идеальное место для выступления, сцена располагалась перед древним камбоджийским храмом, действительно уникальное место.

Брайан: Да, это действительно так, не всем повезло сыграть первый концерт в Камбодже, перед буддистским храмом 12 столетия!

Стефан: Перед людьми, которые, к тому же, никогда ранее не бывали на рок-концерте.

Стив: И я должен признаться, что это совсем не плохо для первого раза (смеется).

Ну и каково было ощущать себя на сцене с новым членом группы после всех лет, проведенных с предыдущим составом?

Стефан: Я думаю, мы обладаем довольно неплохой интуицией в том, что касается взаимоотношений с людьми, иначе никогда не выбирали бы Стива, не будь мы уверены, что он нам подойдет и что нам будет комфортно играть с ним на одной сцене.

Брайан: Мы записали альбом, и это поневоле нас сблизило. В конечном итоге он очень быстро адаптировался. Но в том, что мы выбрали такого юного мальчишку, есть небольшая выгода – они в этом возрасте очень гибкие, легко приспосабливаются к любым ситуациям (смеется).

Вы, наверное, взяли столь молодого человека также для того, чтобы привнести некий элемент непосредственности в группу?

Брайан: Мы искали человека без особого опыта и еще не познавшего успех. Мы не хотели кого-то, кто бы мог очень быстро пресытиться, наоборот, хотели, чтобы для него все было в первый раз, и чтобы его детское, непосредственное восхищение новизной всего с ним происходящего привнесло свежую струю в группу. Мы хотели разделить его энергию, воспользоваться «по доверенности» его энтузиазмом, увидеть весь свой опыт глазами новичка (смеется), это своеобразный способ для нас пережить заново свои «первые разы».

Как ваш визит в Париж…

Стив: Замечательно! Кстати, я уже выучил много новых слов: сыр, ветчина, счет… Видишь, я очень быстро учусь!

После ухода Стива Хьюитта и до появления Стива Форреста вокруг Placebo ходило очень много слухов. Например, о распаде группы…

Брайан: Мы сами их запустили (смеется).

Вас раздражали все эти слухи?

Брайан: Да нет. Если подумать, большинство слухов, которые мы о себе слышали, довольно нелепы и смешны, к тому же это все часть игры. В конце концов, это хорошо, когда люди говорят о вас - так и надо смотреть на подобные вещи. Ведь всегда лучше, когда говорят о тебе, чем о ком-либо другом.

До прихода Стива были ли моменты, когда вы сомневались в будущем группы?

Брайан: Нет, мы со Стефаном никогда не хотели, чтобы Placebo прекратило свое существование, мы столько вложили в эту группу, что не могли в один момент все бросить. Мы четко осознали: для того, чтобы продолжать, нам нужно изменить состав, другого выбора у нас не было. Быть частью группы, писать песни – это то, что мы умеем лучше всего, и не представляем, что могли бы заниматься чем-то другим. В любом случае, я не тот человек, который был бы в состоянии найти другую работу (смеется).

Брайан, я слышал, что после Meds ты начал работать над сольным альбомом… (он меня перебивает – прим. ред.)

Вот вам как раз пример слуха! Мы со Стефаном пишем вместе, но бывает, что и по отдельности, но всегда потом компонуем.

Стефан: К концу Meds-тура каждый из нас сочинял песни или делал наброски самостоятельно, но мы даже не думали о том, чтобы выпускать альбом, просто довольствовались тем, что писали песни. Когда мы решили внести изменения в состав группы, тогда и начали сочинять с тем, чтобы выпустить Battle For The Sun.

Брайан и Стефан, можно сказать, что уход Стива вас сблизил?

Брайан: Я думаю, в тот момент Placebo находилось в опасности. Когда отношения внутри группы ухудшаются, когда нагнетается неблагоприятная обстановка и доходит до того, что каждый запирается в своем углу, это опасно. И все несчастны в таких условиях, игра в группе становится не чем иным как привычкой, и нет былого запала. В 1994 году, когда мы со Стефаном основали группу, мы были счастливы сочинять песни, играть на разных инструментах, так что в этом смысле, я думаю, нам хотелось вернуться к тем ощущениям, к тому удовольствию, которое мы испытывали в самом начале. И единственным способом достичь этого, вновь оживить группу, был разрыв со Стивом. Для нас это был способ вновь почувствовать себя свободными, беззаботными, а также более естественными. И потом появился Стив. Свежая кровь всегда приносит группе глоток свежего воздуха. До его появления мы не очень любили сочинять вместе, так что для нас новый способ создания песен - весьма позитивный опыт. Мне кажется, что его энтузиазм и оптимизм отражены в альбоме и отлично ощущаются, когда слушаешь ту или иную песню.

Новый альбом действительно полон оптимизма, начиная со своего названия – Battle For The Sun. Это определенная концепция?

Брайан: Мне сложно говорить о какой-то концепции здесь, потому как речь не идет о концептуальном альбоме в строгом смысле слова. Но если сравнивать его с предыдущей пластинкой, которая является самой мрачной за всю нашу карьеру, то действительно можно подумать, что он – сплошной позитив. В то же время, я не думаю, что все считают этот альбом оптимистичным, все относительно. Так или иначе, мы хотели сделать что-то более яркое, чтобы не получилось так же мрачно, как в прошлый раз.

Возможно, вы изменились, и появилось внезапное желание попробовать себя в чем-то другом…

Может, и так, на самом деле это очень подстегивает – все время пытаться не повторяться. К тому же, было бы довольно страшно в 35 лет оставаться таким же, каким ты был в 20, нужно развиваться.

Стефан: К тому же, это было бы оскорбительно для наших поклонников, если бы мы топтались на месте и постоянно повторяли то, что уже когда-то делали. Так что мы действительно пытались создать что-то новое, отличное от того, что делали раньше.

Думаете, вы уже исследовали темную сторону и пришло время перейти на сторону света?

Брайан: Наверное, еще не все, что существует на темной стороне, мы испробовали, по крайней мере из того, что я могу выдержать сейчас (смеется).

Брайан, ты сказал, что на самом деле речь не шла о концептуальном альбоме. Тем не менее, в одном из недавних интервью ты заявил, что пластинка была написана по типу единой истории, имеющей свое начало и конец…

Ну вот, зачем я это сказал, теперь это меня преследует! Ты не можешь даже чихнуть в Японии без того чтобы весь мир, за исключением США, не прочитал об этом в Интернете. (Стефан что-то шепчет ему на ухо – прим. ред.). Хорошо, остановимся на том, что это не концептуальный альбом, он не представляет собой историю с началом и концом. Тем не менее, я надеюсь, что некое тематическое единство там все же присутствует, не больше. Ответ следует искать в названии альбома. Борьба за свет, возможно?

Стефан: Без солнца мы бы умерли.

Но это название может иметь двойной смысл, ведь так? Битва в защиту солнца и в то же время борьба с самим собой с целью достичь света…

Брайан: Я всем сердцем надеюсь, что люди будут интерпретировать его в обоих смыслах.

На этом диске музыка Placebo обогатилась новыми элементами. Именно ударник задает новую схему игры. Что вы об этом думаете?

Я вполне согласен. Мы осознавали, что так и будет, потому как ранее уже видели игру Стива, у него свой собственный стиль. Он пришел со своими набросками и параллельно мы научили его массе разных уловок и «фишек», новому способу игры, помогли ему превзойти самого себя. Это вовсе нас не пугало.

А ты, Стив, тебе страшно было играть партии… прежнего Стива?

Стив: Не очень. В конце концов, самое сложное – это, как говорится, «быть проще», и они постоянно мне об этом твердили, в частности что касается старых песен. Конечно, есть что-то, чего я не могу сделать, но это меня не пугает. Я считаю, по жизни не нужно задаваться вопросами, нужно действовать, иначе можно дойти до того, что вообще перестанешь что-либо делать.

Тот факт, что в группе появился новый ударник, позволил вам по-новому взглянуть на старые песни?

Брайан: Как я уже только что сказал, новая кровь приносит глоток свежего воздуха. Но еще одно преимущество Стива заключается в том, что он действительно любит наши прежние песни, даже те, которые нам самим уже не нравятся (смеется). По крайней мере, в группе есть хотя бы один довольный. Он как ненормальный намеревался репетировать The Bitter End, в то время как мы сказали: «Черт! Только не эта песня, мы сыграли ее уже по меньшей мере 7000 раз!» (смеется). Его энтузиазм в отношении старого материала повлиял на нас, и это, безусловно, очень положительный момент.

В качестве продюсера Battle For The Sun вы выбрали Дэвида Боттрилла (David Bottrill), известного преимущественно по работе с Muse и Tool. Какова была его роль, и как он вас подтолкнул к тем экспериментам, которые мы впервые слышим в звучании Placebo?

У нас действительно было несколько очень интересных экспериментов, с ним мы сделали то, чего не делали прежде: мы провели какое-то время вместе еще до того, как отправиться в студию, - чтобы разложить все песни на части и переделать аранжировки. Таким образом, он повлиял на структуру песен, что обогатило звучание. У Дэвида есть опыт, позволяющий ему делать альбомы с чертовски мощным звуком. Мы искали именно такое звучание, но чуть более тонкое. Он также работал с dEUS, и это нас успокаивало, потому как у нас было доказательство того, что он может делать пластинки не только с тяжелым монолитным звуком, но и с более изысканным, тонким звучанием.

Но справедливости ради надо отметить, что гитары на Battle For The Sun местами звучат довольно тяжело.

Такова была цель. Мы всегда пытаемся сделать звук более мощным, чем он был на предыдущем альбоме.

И некоторые элементы stoner rock’a…

Да, можно и так сказать. Я очень люблю Queens of The Stone Age, например.

Как вы думаете, альбом имел бы другое звучание, если бы он был спродюсирован не Дэвидом?

Да, конечно. Каждый продюсер привносит что-то свое, индивидуальное, и это, безусловно, отражается на звучании альбома.

Стефан: К тому же, раньше у нас не было таких отношений с продюсером, как в этот раз; это было впервые.

Meds был записан в Лондоне, Battle For The Sun – в Торонто, как это было?

Брайан: На самом деле это было классно, Торонто - очень космополитический и толерантный город, яркий. Мы приехали сюда, так как Дэвид живет здесь, но также еще и потому, что никогда раньше не записывали альбомы за пределами Европы. Battle For The Sun – это своеобразная компиляция всего того, чего мы не делали раньше, все было по-новому. Кроме того, мы были далеко от дома, и это позволило нам полностью сконцентрироваться за записи, ни на что не отвлекаясь.

Но я полагаю, что в плане мест, куда можно сходить вечером, Торонто – вовсе не деревня!

Да, но когда ты приезжаешь из такого города, как Лондон, несомненно самого космополитического города Европы, то Торонто неизбежно кажется гораздо меньшим… и менее оживленным (смеется).

Стефан: Там был хороший музыкальный магазин и отличный китайский ресторан…

Мне очень нравится название The Never Ending Why. Кто его придумал?

Брайан: Это одно из детищ Стефана…

Стефан: Идея в том, что мы не можем изменить мир, в котором живем. Даже в демократическом обществе, ты не можешь ничего сделать, ты видишь все это дерьмо вокруг себя, но время идет – и ты не можешь ничего изменить, не в силах это остановить. Речь о том, чтобы найти проблеск надежды, невзирая на всю эту грязь, и пытаться видеть во всем светлую сторону.

Еще одна довольно оптимистичная идея…

Ага… Отчасти она была навеяна книгой Мишеля Уэльбека «Элементарные частицы», однако это не самая оптимистичная книга в мире (смеется). Сначала я написал слова, вдохновившись этим произведением, а потом уже Брайан помог мне придать им смысл и привнести в песню нотку надежды. В целом, да – все фигово, но ты можешь все-таки сделать выбор в пользу жизни. Всегда есть выбор.

Вы сейчас говорили о новшествах последнего альбома. Одним из них является то, что Battle For The Sun обозначил ваш разрыв с EMI и переход на независимый лейбл. Сейчас все группы движутся в этом направлении, как вы можете объяснить эту ситуацию?

Брайан: Потому что им надоедает, что крупные рекорд-компании их обманывают! (Смеется). Могу сказать откровенно, достало видеть, как они забирают большую часть денег.

Стефан: Сегодня мы сотрудничаем с людьми, которым искренне нравится то, что мы делаем, чего не было раньше. Ты выбираешь тех, кто действительно ценит твою работу, это все-таки гораздо приятнее.