Le Figaro "Темные пилюли Placebo", Jul'06



© Перевод Rousse для Placebo Russia
Полная или частичная перепечатка допускается только с разрешения переводчика.



17.07.2006

Он семь раз возглавлял чарты по всему миру, входит в топ-10 двадцати стран. Этот альбом удался группе лучше всего. И дело тут не в цифрах, не в том, чтобы быть номером один, гораздо важнее осознание, что ты своей музыкой затрагиваешь еще больше сердец, делишься ею с еще большим количеством людей, чем это было в случае с предыдущим альбомом. «Meds это пластинка, которой мы гордимся больше всего, на ней - лучшие песни, которые мы когда-либо написали. И то, что с этим диском нам удается покорить больше слушателей, чем со Sleeping With Ghosts, - повод судить скорее о нашем творческом успехе, чем о коммерческом». Брайан Молко гордится Meds, пятым альбомом Placebo, который вышел в марте этого года и стал успешным почти везде. Он продолжает завоевывать успех и сейчас благодаря европейскому турне группы. Ближайшая дата – фестиваль Vieilles Charrues, который состоится в следующую пятницу.

Вполне очевидно, всякий раз, когда рок становится популярным, это вызывает массу вопросов. «Я помню выход альбома Nevermind Nirvana. Я тогда учился в университете и не хотел его слушать: я был таким «независимым» снобом, а Nirvana тогда была везде и всюду. После выхода нашего первого альбома Placebo в 1996 году мы решили больше не быть такой уж самостоятельной группой и немного поднять планку, считать его первым шагом на пути, который вел бы нас к статусу самой крутой рок-группы в мире. И я без всяких колебаний и угрызений заявляю: это вполне здоровая амбиция. Но, возвращаясь к Nirvana, скажу, что после смерти Курта Кобейна переслушал все их альбомы и был удивлен и поражен их мощью, которую я упустил из-за своего снобистского отношения. Когда мы слушаем музыку, на нас не должны влиять ни жанр, ни ее коммерческая успешность, ни история создания».

Если оглянуться на историю рока, можно заметить, что Placebo сейчас находятся в любопытном положении, сродни тому, в котором оказался Дэвид Боуи после свалившегося на него успеха альбома Let's Dance. Как будто и не было Heroes (одного из альбомов «Берлинской трилогии» - серии дисков, записанных Боуи в сотрудничестве с Брайаном Ино в конце 1970-х. – прим. пер.). Он принес ему массовую славу и неоднозначные оценки самых строгих критиков, а также коммерческий успех, о котором он даже не смел мечтать. «Но если бы мы сознательно делали некоммерческие альбомы, только для того, чтобы оставаться такими крутыми и андеграундными, это было бы нечестно: нам бы пришлось писать песни, с которыми бы у нас не было эмоциональной связи».

И в этом очарование Placebo: мрачные тона юности, характерные для инди-рока, переливаются с цветами самого широкого спектра рока, исторически возникшего после The Cure и REM. «В том, что мы делаем, всегда присутствовала поп-составляющая, в наших песнях очень силен мелодический аспект, желание сделать их доступными – да, мы используем шумные гитары, но при этом многие наши композиции имеют поп-структуру». С литературной точки зрения, это могли бы быть произведения Бодлера (Baudelaire) и Лотремона (Lautréamont), спрятанные под обложку Виньи (Vigny) – как пожертвование темноты в общую копилку с «пилюлями»...

Стефан Олсдал, басист Placebo, называет себя «ребенком диско» - "Daddy Cool" и "Rivers of Babylon" Boney M часто звучали по праздникам в доме его родителей, а Брайан Молко в родительской гостиной копировал танцевальные движения Clodettes под их "Alexandrie Alexandra": «Я предпочитал эту музыку помпезному, гиперкоммерческому и звучащему из всех динамиков року Фила Коллинза; диско мне казалось более честной музыкой». Являясь представителями поколения, раскрепощенного и избавленного от предрассудков музыкой Smiths, The Cure и Depeche Mode, они раздражали своих старших товарищей той легкостью, с которой сочетали едкость пост-панка и реализм поп-музыки (можно ли быть одновременно Джонни Холлидэем (Johnny Hallyday – французский певец и актер. – прим. пер.) и Жераром Мансе (Gérard Manset – французский музыкант, автор и исполнитель, писатель и фотограф. – прим. пер.)?).

«Моя реакция на мир»

В том, что Placebo назвали свой диск «Медикаменты», усматривается не просто игра слов: первая песня альбома, "Meds", - потенциальный гимн общества, огромное количество индивидов которого «поддерживают» себя маленькими пилюлями.

Опять же, Брайан Молко говорит о сексе, о предельных чувствах, разнообразных зависимостях, современных проблемах. Возможно, все это для подростков, которые еще читают книжки, пользуясь словарем, является своеобразным введением в реальную жизнь, о которой им не говорят в школе и от которой родители пытаются их защитить.

«Не желая быть пофигистом, - отмечает Брайан, - я должен сказать, что тексты, которые я пишу, это моя реакция на мир, и я стараюсь, чтобы эта реакция была как можно более честной. Я думаю, что молодежи интересны темы, которые я затрагиваю относительно кино или литературы, если конечно они интересуются современной жизнью и обществом. Я стараюсь не быть этаким страусом от искусства, прячущим голову в песок, пытаясь убедить других в том, что все эти вещи – немного жесткие и опасные – не существуют. Я затрагиваю эти темы не для того, чтобы делать рок-н-ролл, а потому, что это мир – таков, каков он есть. И если ты – эмоциональное животное, живущее в обществе 21 века, этих тем нужно касаться». Может, именно так и нужно понимать блестящий дуэт Брайана Молко и его старшего товарища Майкла Стайпа из REM "Broken Promise", «песню об измене, спетую двумя мужчинами, а не поданную в виде привычного клише, заезженного миллион раз, - мужчиной и женщиной».

Учитывая все это, у Placebo есть все шансы остаться в истории рока. «Это меня немного пугает, - признается Брайан. – Я стараюсь об этом не думать, иначе это может выглядеть немного высокомерным – а в рок-группе и без того хватает подобной надменности. Я ограничиваюсь тем, что надеюсь, что мы не просто пометка внизу страницы [в книге истории рока]».