Guitar Bass magazine "Placebo: хорошее лекарство", март-апрель 2006



© Перевод Rousse для Placebo Russia
Полная или частичная перепечатка допускается только с разрешения переводчика.



Ничуть не утратив характерной для Placebo бешеной энергии, их новые песни сменили кожу, не изменив при этом душу. Пятый альбом Meds с его режущими гитарами возвращает звучанию Placebo прежнюю остроту и колкость и помогает им вновь отыскать свое место.
Это гремучая смесь возбуждающего нойз-рока и трогательных баллад, включающая, среди прочих, удивительную "Broken Promise", спетую в дуэте с Майклом Стайпом (Michael Stipe) из R.E.M., а также записанную при участии Элисон Моссхарт (Alison Mosshart) из The Kills "Meds". За несколько дней до мирового релиза нового альбома Placebo, назначенного на 13 марта 2006 года, мы встретились в Париже с Брайаном Молко (вокал, гитары), Стефаном Олсдалом (бас, клавиши) и Стивом Хьюиттом (ударные).

Брайан, ты учился вместе со Стефаном в Люксембурге, а несколькими годами позже случайно встретил его в Лондоне, где и началась история Placebo. При каких обстоятельствах произошла тогда ваша встреча? 

Брайан: Прежде всего, я был очень рад наконец покинуть Люксембург с его скучными серыми буднями и погрузиться в бурную жизнь британской столицы (улыбается). Я поехал в Лондон учиться драматическому искусству. Театр меня всегда завораживал, проживать эмоции на сцене – это фантастика! Я брал уроки актерского мастерства в Оксфорде, мне это очень нравилось, было невероятно увлекательно. 
Моя встреча со Стефаном была большой случайностью... Это был осенний день 1994 года, я был в лондонском метро (улыбается) и торчал, как и все, на платформе станции South Kensington. Вдруг я заметил высокую фигуру Стефана. Подошел к нему, и мы сразу же узнали друг друга. Потом мы пошли в паб отметить нашу встречу... И с первой же кружки пива я знал, что мы создадим что-то вместе, вполне вероятно, что группу (смеется)

Стефан: Встреча была веселой, праздничной (улыбается). Мы очень быстро стали работать вместе. 

Брайан: В действительности уже через три недели после той встречи мы записали первые наброски для четырех треков. В то время мы делали это таким кустарным способом (улыбается), в постпанковской манере, используя игрушечные инструменты, например, гитару для 6-летнего мальчишки, у которой было очень китчевое звучание (смеется)

За свою 11-летнюю карьеру Placebo удалось выработать собственный стиль и уникальное звучание. Как вы реагируете, когда кто-то, говоря о вас, упоминает «фирменный звук Placebo»? 

Брайан: Это комплимент, признание нашей работы. Это нам очень льстит, тешит наши эго (улыбается)

Стефан: Да, согласен. Но при этом всегда нужно быть начеку и стараться не «погрязнуть» в своем комфорте. 

По справедливости, нужно отметить, что звучание нового альбома гораздо более прямолинейное и непосредственное в сравнении с предыдущей пластинкой - Sleeping With Ghost. Песни более едкие и пронзительные, более инстинктивные, гитары с таким шероховатым, режущим, неотшлифованным звучанием. Это возвращение к истокам? 

Брайан: Когда мы приступили к композициям для нового альбома, то как раз думали о звучании и стремительности нашей первой пластинки. Это возвращение к «сырому» звуку, к истокам Placebo, на самом деле было непростым. Нам было необходимо посмотреть в зеркало и взглянуть на себя без прикрас. Но этот риск пошел на пользу группе, мы стали сплоченнее. Новый альбом укрепил наши отношения. 

Стив: Meds определенно самый роковый альбом Placebo. И это очень здорово!! 

Почему вы доверили продюсирование Meds молодому французу Димитрию Тиковому (Dimitri Tikovoi)? 

Брайан: Димитрий для нас не незнакомец, он друг, близкий нам по духу. Мы уже были знакомы с его качествами аранжировщика по проекту Trash Раlace. Кроме того, Димитрий одного с нами возраста, это очень важно. Большим преимуществом этой записи для нас было то, что над альбомом мы работали - за исключением Flood’a, который сводил пластинку, - только с людьми нашего поколения. Это бесспорное преимущество, потому как когда ты работаешь с человеком, который намного старше тебя, часто не хватает взаимопонимания, не хватает культуры, есть чувство, что тебя не слышат. В качестве примера могу привести Джима Абиса (Jim Abiss), который продюсировал Sleeping With Ghosts: это, несомненно, хороший диск, но ему немного недостает спонтанности. В студии мы проводили много времени за разговорами, объясняя ему, какого гитарного звучания хотим добиться; в итоге было много бла-бла-бла и мало действий. Сотрудничество с Димитрием было полной противоположностью работе с Джимом: процесс записи был четким, сконцентрированным и свободным. 

Вы записали Meds в Лондоне в RAK Studios за четыре месяца. Как происходила запись? 

Брайан: В очень благоприятной для работы атмосфере. Мы чувствовали себя, как школьники в классе, которые с большим прилежанием трудятся над проектом. Мы выбрали для записи этого альбома лондонскую RAK Studios, потому что она очень удобная и функциональная, эта студия последний раз обновлялась в 80-х годах. В RAK у тебя нет в распоряжении высоких технологий, которые можно найти в американских и даже французских студиях. Тот факт, что мы не были поглощены огромным количеством эффектов, придал этому альбому дополнительную ценность. Мы отказывались уходить из студии, остались там, в нашем квартале на Charlbert Street, и сконцентрировались на работе, чтобы довести альбом до ума. (смеется). Кстати, Cure записали свою пластинку Disintegration именно в RAK. 

Стефан: Альбом создавался изо дня в день. Мы играли песни часами напролет, чтобы найти направление, определить углы и обозначить оси движения. 

Стив: Главное - двигаться вперед. Иногда, когда ты ведешь машину, ты не совсем представляешь, куда именно едешь, ты просто движешься и потом вдруг приезжаешь куда-то... 

Сведением альбома занимался Flood, любимый звукоинженер Depeche Mode и U2. Каков он в студии? 

Брайан: Он большой профессионал. Flood был пятым, после Димитрия, персонажем во всей этой истории. На протяжении всего периода сведения между нами пятью были очень сплоченные отношения. Можно сказать, что мы записывали и сводили альбом почти одновременно. Мы были такой себе мастерской, кустарным музыкальным заводом. Взаимное проникновение достигалось постепенно, шаг за шагом, в итоге мы получили большое удовольствие от результата нашей работы. Раньше мы никогда не чувствовали ничего подобного. 

Стив: Это невероятно, он был первым парнем, с которым мы ранее не работали и который сам хотел с нами сотрудничать... это очень странно. Но работа с таким клевым чуваком, как он, была для нас глотком свежего воздуха. 

В сравнении с предыдущим альбомом звучание Meds больше сосредоточено на гитарах... 

Брайан: Мы хотели добиться настолько сырого и грязного гитарного звучания, насколько возможно; без слоев штукатурки, искажающих действительность, только прямой звук, работающий как костяк, который был бы как царапина на щеке. Я еще помню яркое звучание некоторых дисков T-Rex, с раскаленным до бела Gibson SG Марка Болана (Marc Bolan). На этом альбоме я захотел вернуться к такому дикому и хищному звуку. В студии я чаще всего играл на Gibson SG, но на этот раз открыл для себя мощное звучание Gretsch. Какая гитара! Это инструмент, который хранит его [звук] внутри (смеется), чистый и насыщенный, это что-то невероятное! Раньше я неплохо записывал песни на Fender Telecaster 72 года, для двух треков использовал Fender Thinline, а также Gibson SG и Fender Jaguar. 

Стефан: Хороший Gibson всегда работает! У него мощный, прямой звук, насыщенный в нужной степени, и он очень подходит Placebo, особенно на сцене. Это почти всегда безошибочно работающее и очень эффективное оружие (улыбается). В остальное время я играю на Fender Jaguar и Fender Bass VI. 

На песне «Meds» вместе с твоим можно услышать голос Элисон Моссхарт (больше известной под псевдонимом VV из The Kills). Это сотрудничество не было случайным? 

Брайан: Нет, это было неслучайно. Мне захотелось, чтобы на "Meds" присутствовал женский вокал. И я сразу же подумал об Элисон. Работать с ней было очень приятно и очень волнительно... Мы познакомились несколько лет назад в Лондоне, она меня сразу же очаровала. С тех пор я следил за ее карьерой, за ее восхождением вместе с The Kills. Когда я попросил ее поучаствовать в записи песни для нашего альбома, она тут же согласилась. В студии это была бомба: Элисон - виагра в чистом виде (улыбается). У нее очень сексуальная манера исполнения... Она неотразима. 

Сотрудничество с Майклом Стайпом было более сложным в плане налаживания отношений. В этой истории было несколько неожиданных поворотов: он должен был прийти, но не пришел, и вот его голос звучит в "Broken Promise". В конечном итоге ты доволен этой совместной работой? 

Брайан: Мне кажется, это хорошая песня. Что касается Майкла, это другое... Там все намного сложнее, мы с ним знакомы, дружим, но иногда трудно собрать пазл... Я всегда был фаном R.E.M. Когда я в первый раз услышал "Fall On Me", она меня невероятно зацепила. Мы записали эту песню наспех, действительно на скорую руку. 

На последнем альбоме Indochine - Alice et June ты поешь в песне "Pink Water"... 

Брайан: Я поклонник Indochine с 9 лет. Во Франции они до сих пор популярны, и даже со временем не стареют (смеется). Я состряпал эту песню в ванной отельного номера в Бангкоке. Однажды вечером я уединился в туалете, курить в комнате я не мог, так как моя девушка ждала ребенка. После несколько сигарет на меня снизошло вдохновение (смеется). И вот сейчас я познаю радости отцовства, как Крис Мартин (Chris Martin)(смеется)

Что вы трое сейчас слушаете? 

Брайан: Последний альбом Sigur Ros. Он фантастичен. 

Стефан: Sigur Ros, они очень сильные. 

Стив: Sigur Ros. В конце концов мы создадим фан-клуб (смеется)

Говорят, к новому туру в рядах Placebo появится новый гитарист. Вы подтвердите этот слух? 

Брайан: Да, в конце февраля мы берем нового гитариста. Это известный человек, он уже был в группе... Мы не будем раскрывать его имя, вы увидите его на сцене в Париже в Parc de Princes (парижский стадион. – прим. пер.) в начале лета или даже раньше. Кто знает... (улыбается)