Billboard Russia "Святой Стефан", 2007




Басист и гитарист placebo Стефан Олсдал (Stefan Olsdal) если и не самый главный, то, по крайней мере, самый видный участник группы. После того, как Брайан Молко (Brian Molko) утомился от общения с прессой, на долю Стефана выпало интервью с нами в Петербурге. В отдельной гримерке пахнет ароматическими свечами, слышно как за стеной с кем-то оживленно щебечет лидер группы. Двухметровый Стефан устроился на диване и сосредоточенно хлопает подведенными черной тушью ресницами, обстоятельно отвечая на вопросы. Кажется, иногда он слишком серьезен, хотя давно подмечено, что немного самоиронии музыкантам из Placebo не помешало бы. Разговор с ним порой начинает напоминать пропаганду здорового образа жизни, что несколько странно для представителя группы, которая успела отметиться как одна из самых отвязных, когда дело касалось свободного времени. Возможно, виной тому некий человек из персонала группы, снимающий интервью на видеокамеру, - здесь поневоле начнешь говорить правильные вещи. А еще, как выяснилось, Стефан пьет соевое молоко и слушает церковную музыку. Впрочем, все по порядку...

Вы уже столько лет играете довольно резкую и несколько болезненную музыку. Многие группы за это время успели бы сделать свои песни более мягкими. A Placebo словно бы продолжают сидеть в кресле, утыканном шипами...
(Смеется) Когда играешь в группе, удается сохранить энергию молодости в том, что ты делаешь. В этом есть доля ответственности перед самим собой: чтобы сочинять музыку, постоянно нужно сохранять в себе что-то от тинейджера, в каком-то смысле не взрослеть. До сих пор, когда я беру аккорд на гитаре и слышу, как она звучит через усилитель, это меня дико возбуждает. В этом есть что-то от поиска животной энергии. И эта энергия придает нам некие элементы панк-музыки, быстрой и агрессивной. Вы увидите: когда мы будем выступать, в некоторых песнях у нас иногда звучат аж три гитары, и получается огромная стена звука. Нас от этого просто прет. Это все энергия...

У меня есть довольно вредный вопрос. Вы сейчас говорите об энергии и панковском подходе. Но как все это сочетается со статусом рок-звезд и соответствующей системе вокруг вас? Я заметил, что вас здесь неплохо охраняют...
(Озабоченно) Ну, нас же охраняют не от всего мира. Это вопросы безопасности. В прошлом были моменты, когда под угрозой оказывались наша жизнь и здоровье. Люди врывались в гостиницу в пять часов утра или приковывали себя наручниками к нашим дверям. На нас в любой момент могли напасть, и дело вполне могло закончиться травмами - такое случалось. Нам просто не нравится, когда поклонники на тебя набрасываются, делают с тобой все, что им заблагорассудится, даже не спросив твоего разрешения. Простейшие человеческие потребности - это твоя собственная безопасность и уважение к собственному личному пространству. Поэтому в то время, как мы делаем свое дело, защита нам просто необходима.

А как насчет реального рок-н-ролла?
Рок-н-ролл? А что это?

Считается, что в настоящем рок-музыканте должно быть немного сумасшествия - как у Кейта Ричардса (Keith Richards), например, или Джими Хендрикса (Jimi Hendrix)...
А кто сказал, что мы настоящие рок-н-ролльщики? Если ты не будешь благоразумным в своей жизни как музыкант, то отправишься по пути саморазрушения. Но, по-моему, глупо остаться в истории благодаря своей смерти. Мы же учимся на прошлом. Все эти артисты - Дженис Джоплин (Janis Joplin), Джими Хендрикс, Курт Кобейн (Curt Cobain) - им же и тридцати не было, когда они умерли! Ты просто выкидываешь свою жизнь и причиняешь боль всем, кто тебя знает! Это бессмысленно! Настоящий рок-н-ролл - это музыка, а не количество употребленного алкоголя и наркотиков или девок, которых ты трахнул. К чему выделываться таким образом??? Это же скучно! От таких вещей легко впасть в зависимость, но они не имеют ничего общего с музыкой!

А как начет того, что лучше сгореть - быстро и ярко, чем потихоньку угаснуть?
Весь этот бред придумали люди, которым надо было оправдать собственный образ жизни!

Ладно, с вами трудно не согласиться. Давайте лучше вернемся к музыке. Над альбомом "Meds" работал французский продюсер Димитри Тиковой (Dimitry Tikovoi)...
У него, кстати, русские корни!

Понятное дело. Фамилия говорит сама за себя. Тем не менее, заметили ли вы какие-нибудь особенности в его продюсировании? Утверждается, например, что есть английский и французский подход к музыке... 
Прежде всего, мы с ним друзья. Он наш одногодок и даже родился в один день с Брайаном. Мы выросли в одной и той же части мира - Европе. Нам даже нравятся одни и те же артисты, мы говорим на одном языке в том, что касается музыки. Это была важнейшая из причин, по которым мы стали с ним работать - между нами царит полное взаимопонимание. И мы можем ему полностью доверять, ведь он наш друг. Европа - вообще важнейшая часть мира в плане истории поп-музыки. Все началось в 50-е и 60-е, когда Лондон стал одной из мировых музыкальных столиц, и продолжается по сей день. На нас очень повлияли последние 15 лет, которые мы прожили в Лондоне, ведь там ты оказываешься, открыт для всех музыкальных течений. Я не силен в аналитике, но мне кажется, что Placebo находились под воздействием всех групп и артистов, которые нам нравились, и людей, с которыми мы общались. Поскольку никто из нас не является шовинистом в области музыки, ни мы, ни Димитри не видим ни каких ограничений в наших вкусах и подхода) к песням. Мы не зацикливаемся на том, чтобы сделать "звук 60-х" или "манчестерский звук" Мы просто открыты всему. Именно благодаря этому Placebo с самого начал нашли свой собственный звук и заняли свое место в современной музыке. С Димитри круто работать, он нас всегда подталкивал вперед. Я обратил внимание, что у французов лучше получается танцевальная музыка - вроде диско-хауса. У британских продюсеров, с которыми мы работали, например, у Стива Осборн (Steve Osborne), тоже, кстати, был опыт в танцевальной музыке. Я думаю, что многое зависит от самого человека, от того, какая музыка ему ближе. Знаете, продюсеров много. Сам Димитри не ограничивается каким-то одним стилей у него есть собственный проект, который играет электро. В "Meds" можно найти все специфические черты Placebo, но в этом альбоме по-моему, появилась и танцевальная музыка, о для нас самих чуть более "попсовый". Вообще мне кажется, что в отношении британского французского звука все уже перемешалось. Серж Гензбур (Serge Gainsbourg), например. работал с американскими музыкантами, что не помешало ему стать одним из величайших французских артистов.

В прошлом году Placebo отметились большим количеством совместных работ. Bы выступали с The Cure, в "Meds" можно услышать вокал Майкла Стайпа (Michai Stipe) из R.E.M. и Элисон Моссхарт (Aliso Mosshart) из The Kills, ремикс на вашу песню делали Ladytron. Было ли нечто общее всех этих артистов, что как-то сближало и с Placebo в плане музыки? 
Мы стараемся работать с теми артистами, с которыми у нас существуют нормальные человеческие отношения. Так, например, мы знаком с Майклом уже десять лет, он был исполнительным продюсером фильма Velvet Goldmine, котором мы участвовали. Мы постоянно пересекались на концертах и фестивалях. Так, идея записаться вместе возникла, когда мы сидели выпивали в парижской гостинице. А что касается Элисон, то здесь все уходит в еще более глубокое прошлое. Она старая школьная подруга Брайана, они познакомили еще лет пятнадцать-двадцать назад. Мы постоянно были в курсе всех групп, где она играла, какой-то момент The Kills выступили с нами паре концертов, и мы подумали, что будет вполне естественно, если она споет на "Meds" женскую вокальную партию. И голос Элисон очень неплохо подошел к легкому американскому акценту Брайана. Так что в первую очередь все строится на личном общении. То же сам случилось и с Ladytron: у нас оказался общий техник, через которого мы познакомились.

А если говорить не столько о социализации сколько, о чисто музыкальных вещах, с кем бы вы больше всего хотели записаться?
Думаю, сговориться с Трентом Резнором (Trent Reznor) из Nine Inch Nails, было бы просто круто.

Кстати, что сейчас крутится в вашем CD-проигрывателе?
Cinematic Orchestta, Junior Boys... Мне не очень понравился их первый альбом, но со второго раза я их все-таки расслушал. Мне ужасно понравились Klaxons и... русская церковная музыка. (Смущенно улыбается) Когда мы были в Москве, то отправились на экскурсию в один из соборов, где как раз в это время пел мужской хор. Это было так грустно и величественно! Я вообще люблю хоровую музыку, в которой есть печальные ноты. Так что меня проняло, и я купил диск. Названия композиций мне непонятны, там все по-русски, но это очень красиво.

Можно ли предположить, что видео заглавной песни из "Meds" и еще пара вещей посвящены не просто лекарствам, но более "крепким" субстанциям, особенно если вспоминать ваши былые штормовые годы? 
(Смеется) Ну, знаете, некоторые лекарства могут быть очень крепкими... Их целая группа. Видео скорее передает ощущение того, как они действуют во время тура. Это часть жизни, которая далеко не всегда оказывается забавной игрой. Мы попробовали, как бы исследовать ее заново - в более трезвом состоянии.

А вы можете предположить, что однажды наступит день, когда вы завяжете и с алкоголем, и с куревом, и с "лекарствами", а вместо этого начнете пить соевое молоко и есть сырую морковку на завтрак?
Соевое молоко? Я его и так очень люблю. Речь здесь скорее идет о твоих собственных предпочтениях. Для меня не будет проблемой притормозить. Но многие люди сами по себе таковы, что легко вовлекаются в разного рода зависимости. Я однажды подумал, что следует сосредоточиться на позитивных вещах, которые для тебя важнее всего. Мы в первую очередь занимаемся музыкой. Нам повезло продержаться вместе уже десять лет, не утратив стремления находить в жизни то новое, что можно передать в наших песнях. В один прекрасный день все эти вечеринки с алкоголем и химическими веществами начинают тебя просто утомлять - они все по большому счету одинаковы. Каждый раз оказывается, что ты просто пил с каким-нибудь незнакомцем, пока тебя не вырубило, и даже не можешь вспомнить, о чем же вы разговаривали. И тут спрашиваешь себя: а на кой черт все это нужно? Приходит время, когда нужно умерить употребление того, к чему ты так привык. Даже если не получается, следует поискать какие-то альтернативные варианты, может, обратиться за помощью... Нет, вы не подумайте, что я тут проповеди читаю. Хочешь отрываться по полной - вперед. Но, если можешь взять себя в руки, то, наверное, это все-таки лучше.

Знаете, читать проповеди музыкальным журналистам - занятие неблагодарное.
(Смеется) Ну, да, я это и сам давно заметил.

Я как-то внимательно почитал, тексты Placebo и обнаружил, что весь ваш мрачный глэмовый шик - это зачастую только имидж. Песни гораздо умнее и глубже, чем, кажется поначалу. Но ведь основная масса публики, которая приходит на ваши концерты, требует именно красивой обертки: яркого имиджа и ударных композиций. Публику больше интересует чувственность, а не идеи...
Я бы винил во всем языковой барьер. Сами понимаете: мы ездим с гастролями по всему миру, и наш английский понимают далеко не все. Люди воспринимают музыку на разных уровнях, но, наверное, так и должно быть. Одни не слушают тексты, а просто хотят танцевать. Другим просто нравится, как выглядит группа. Раз ты выходишь на сцену, ты должен выглядеть как следует. Если люди покупают нашу музыку хотя бы ради этой внешней стороны, мне уже приятно. И мы просто будем делать то, что считаем честным. Мы не можем сочинять песни, ориентируясь на кого-то, кроме нас самих. Понимаете, тогда придется работать для рекорд-компаний, радиостанций, нашего стилиста, в конце концов... Но что же тогда останется нам? В музыке и текстах Placebo всегда была определенная глубина, они как бы незаконченные. Мы никого ни в чем не убеждаем, у каждого должна быть возможность интерпретировать наши песни в соответствии с собственными взглядами. Как показывает опыт, те, кого больше привлекает наш имидж - черный лак на ногтях, одежда - обычно находятся в первых рядах и еще не вышли из подросткового возраста. При всем при этом они самые преданные фаны, я бы даже сказал, фанатики. Как раз такие ждут нас под дверями гостиницы после концерта. Но если взглянуть со сцены чуть дальше, то можно увидеть людей, которые пришли на концерт совсем по другим причинам. Они не бесятся, а внимательно слушают музыку, песни, звук. И мы это чувствуем. Больше всего таких поклонников появилось у нас с выходом второго и третьего альбомов Placebo. И это очень хорошо - они способны оценивать музыку с самых разных сторон, а мы можем оставаться сами собой.

Вы бы согласились с критиками, которые однажды назвали Placebo глэмовым вариантом Nirvana?
Должен сказать, что это не самое плохое определение.

А каким было самое плохое?
Ну... Я никогда не рассматривал Placebo как глэмовую или готическую группу, поэтому самым ужасным определением было готик-глэм... (Смеется) Мы всегда терпеть не могли готов - знаете, Sisters Of Mercy или Fields Of Nephilim. А еще настоящие глэмовые группы вроде Sweet... Люди навешивают на группы ярлыки только от лени. Черный лак на ногтях - готика. Появились в фильме про эпоху глэма - стало быть, это глэм. Но почему бы всем им не послушать музыку??? В ней нет ни глэма, ни готики, а наоборот, больше пост-панка. Здесь вам и The Cure, и Depeche Mode, и PJ Harvey - только прислушайтесь!

Еще один серьезный вопрос. Вам никогда не казалось, что Placebo часто слишком зависают в своем фирменном звуке, основанном на стене жужжащих гитар, жесткой ритм-секции и вокале Брайана? Даже когда вы говорите о переменах в звуке, этих самых перемен оказывается не так уж и много, а в остальном - все тот же привычный звук... 
Я даже не могу утверждать, что за пять альбомов у нас сложился свой собственный звук, который можно очень легко отличить от других групп. Но все-таки мы растем как музыканты, меняются структуры песен, тексты становятся лучше, мы перешли на новый уровень. Мы стараемся что-то менять от альбома к альбому, но не слишком радикально, все-таки Placebo это не Radiohead. Мы не усаживаемся в студии и не думаем неделями, как же должен звучать следующий альбом. Мы просто пишем песни, и если они звучат правильно, то получают шанс стать песнями Placebo. Мы стараемся обновлять наши рабочие приемы и технологии. В нашем случае речь идет скорее о собственной специфической текстуре звука. Мы можем даже добавить хип-хоп, как это было на "Black Market Music", но подобные элементы не главное в нашей музыке. В том, что касается технологий, мы не пытаемся прикидываться Chemical Brothers, но петли и семплы нам тоже не чужды. И все равно мы ориентируемся на гитарную музыку. Это все текстуры, это звук Placebo! Мы создаем звук, который был похож... на нас самих. И стараемся двигаться дальше.

Давайте про технологии. Вы работаете в студии уже десять лет. На ваш взгляд, каково было самое важное изобретение за это время?
ProTools.

В этот момент в гримерку просовывается голова ухмыляющегося до ушей Брайана Молко: "Стефан, до выступления двадцать минут!"

ОК, время сворачиваться. Напоследок все-таки глупый вопрос. Что вам больше всего запомнилось в России после всех ваших визитов?
Хороший вопрос! Я стараюсь много гулять по незнакомым городам, чтобы просто получить впечатление от окружающей обстановки и людей. Довольно долго мне казалось, что в России не хватает... красок, что ли. Люди редко улыбаются. Когда мы первый раз играли в Парке Горького, то специально с Брайаном старались развеселить каких-то людей в униформе - наверное, охрану. Мы даже потанцевали, глядя на них, но все безуспешно, они так и остались серьезными.