19 "Rock 'n' Kohl", июль 1999



© Перевод Rousse для Placebo Russia
Полная или частичная перепечатка допускается только с разрешения переводчика.



Вокалист Placebo Брайан Молко и ударник группы Стив Хьюитт признаются в семи смертных грехах нашему адвокату дьявола – Anna-Louise Weatherley.

К моменту, когда я подхожу к пабу, где должна встретиться с самой модной группой, стирающей границы между полами, я опаздываю на десять минут. Вхожу внутрь c удрученным и извиняющимся видом. Меня приветствует маленький, но идеально сложенный Брайан Молко – секс-бог, будто только что спустившийся с Планеты Великолепия. Без привычной Rimmel’евской штукатурки на лице он выглядит расслабленным, спокойным и счастливым – так же, как и дерзкий и сексапильный ударник Стив Хьюитт. Стив пожимает мне руку так, будто я давний друг из его родного города Манчестера. Недостающая часть этого пазла – басист Стефан Олсдал. К сожалению, у него «назначено другое интервью». Но думаю, двое из троих – не так уж плохо. Благодаря джин-тонику мы чувствуем себя расслабленно. И это самая идеальная обстановка, чтобы поджарить этих миленьких панков за их грехи. Они же вовсе не святые, смогут ли они попасть в рай?

Гнев Placebo

Итак, мальчики... Гнев. Когда каждый из вас в последний раз испытывал ужасный приступ злости?

Стив: Пару недель назад, когда спорил со своей бывшей девушкой, матерью моего ребенка. Я чуть было не вышвырнул еще один телефон в окно.

Еще один?

Стив: Такое уже случалось много раз.

Брайан: У тебя не ладятся отношения с телефонами, и поэтому они имеют тенденцию разбиваться!

Стив: Мы спорили о нашей дочери.

Так что ты делал?

Стив: Я кричал, ругался, у меня вырос длинный разветвленный хвост и рожки. Уверяю, тебе бы не захотелось там оказаться.

Брайан: В большинстве случаев я злюсь на самого себя – на свое поведение, бесчувственность, глупость... Когда я взрываюсь, как правило, это вызвано алкоголем и не имеет под собой никаких оснований.

Когда ты в последний раз был пьян, Брайан?

Брайан: Наверное, на протяжении всего последнего американского тура.

Ты в чем-то раскаиваешься?

Брайан: У меня есть привычка срывать свою злость на других людях, делая им разные пакости. Как правило, я вымещаю свой гнев на ни в чем не повинных людях. Ну, знаешь, шлю растения в их номера, спускаю пепельницы на рисепшн на лифте...

Очень остроумно!

Брайан: Ну, я таким образом пытаюсь посмеяться над злостью. Я чаще упрямый, чем злобный. Конечно, я не хожу и не раздаю пощечины направо и налево. Но иногда мне хочется стать таким реально большим, чтобы от души накостылять всем тем, кто меня бесит – но это не очень хорошо. Я провожу все свое время с тобой (показывает на Стива). Когда я в последний раз злился?

Стив: В туре. Ты чуть было не набросился на меня.

Почему это произошло?

Брайан: Я был очень уставшим и нервничал.

Стив: И я не знал, куда спрятаться! (оба искренне смеются над воспоминанием)


Гордость и предубеждение

Ладно, давайте перейдем к гордости.

Брайан: Тут больше дело в эго. Когда ты постоянно находишься в центре внимания, легко забыть о том, что есть еще другие люди, благодаря которым все это происходит. И если ты забываешь об этом, ты катишься вниз по крутой дороге в направлении титула «примадонна».

Стив: Мое эго не настолько большое, как у Брайана. Но, будучи фронтменом, ему действительно нужно верить в себя.

Охотно ли вы извиняетесь, если знаете, что неправы?

Брайан: Да, сразу же. Я редко таю злобу на кого-либо. Мы, артисты, живем с постоянным ощущением «торта перед лицом». Иногда ты сдуваешься, как воздушный шарик, и это помогает тебе не испытывать ложного чувства гордости.

Стив: Я вешаю наши золотые диски на стену, в то время как Брайан хранит их в коробке. Но я делаю это для того, чтобы помнить, чего мы достигли, и двигаться дальше.

Брайан: Мы никогда не почиваем на лаврах.

Стив: У меня, очевидно, больше проблем с тем, чтобы попросить прощения. Я из Манчестера! Мой отец такой же упрямый.

Брайан: Мы всегда стараемся не сердиться подолгу.


Похотливые мальчики

Так, а теперь давайте поговорим о чем-то не очень приличном. О похоти. Только не утаивайте никаких смачных деталей...

Стив: Похоть... (пошленький смешок)

Брайан: Последний раз, когда я действительно испытывал к кому-то влечение, был... дайте подумать... сегодня утром, точно.

И кто это был?

Брайан: Эммм... (очень долгая пауза) Я понятия не имею, как зовут этого человека, и кто они вообще такие. Они были в той же телестудии, что и я (чуть раньше, до этого интервью, Placebo репетировали для шоу TFI Friday вместе с Blondie и Лорин Хилл из The Fugees).

Дай угадаю, это были Blondie?

Брайан: Ты меня раскусила. Это была Деби Харри.

Стив: И Лорин Хилл.

Брайан: Вообще, я очень похотливый. Я нахожусь в той удачной – или не очень – позиции бисексуала, при которой могу хотеть вдвое больше людей. Так что в турах мне бывает тяжко (вздыхает). Я не думаю, что похоть это грех – люди должны заниматься сексом так много и так часто, насколько это возможно. Тогда они будут менее дерганными.

Часто ли вы испытываете страсть к людям, которые вам недоступны?

Брайан: Все время! Когда тебя обожают тысячи, хочется чего-то недоступного – потому что иногда это слишком легко достается.

Стив: Я испытывал влечение вчера вечером – к своей подруге.

Брайан: Я хочу многих своих друзей – и считаю, что это вполне нормально.


Зеленоглазые дьяволы

Зависть – наш следующий грех. Когда вы в последний раз зеленели от зависти?

Стив: Я завидую музыкантам.

Брайан: Да, я тоже. Завидую достижениям других людей, особенно если слышу, что кто-то, кого я не очень жалую, сотрудничает с кем-то, кого я уважаю.

Например?

Брайан: Иэн Браун (Ian Brown – британский музыкант, бывший вокалист The Stone Roses, в настоящее время сольный исполнитель – прим. пер.). Он работал вместе с UNKLE над их последним синглом. Думаю, зависть для нас – хорошая штука. Она держит нас в тонусе и не дает расслабиться.

Хорошо, давай представим, что у нас с тобой бурный роман (могу же я помечтать!), мы сидим в пабе, и я начинаю флиртовать с другим парнем. Разве ты не начнешь хоть чуточку ревновать и не остановишь меня?

Брайан: Нет. Потому что я бы не хотел, чтобы ты себя так вела со мной, так что и я бы не поступил так же с тобой.

Ух ты, ты такой благородный! Твой нимб когда-нибудь гаснет?

Брайан: Все считают нас самой развратной группой Британии, ведь так? Но на самом деле мы довольно моралистичны. Ревность говорит больше о тебе самом, чем о человеке, на которого она направлена.


Ненасытные проглоты

Ненасытность, злоупотребления, жадность... Виновны, мальчики?

Брайан: Это о еде? Я обычно захожу слишком далеко во всем, особенно в том, что отрывает тебя от реальности. Что касается еды, я тоже ненасытен. Чревоугодие – это когда ты голоден, как волк, и не можешь остановиться.

Стив: Для меня это пиво и секс! Когда ты уходишь в пятницу и не возвращаешься домой до воскресенья.

Брайан: Это скорее непонимание того, когда нужно остановиться, некая форма попустительства. Во время тура я постоянно злоупотреблял алкоголем, пытаясь бороться с усталостью.


Лентяи

Как насчет праздности, лени...

Брайан: Нет. Мы никогда не ленимся.

Вообще-вообще никогда?

Брайан: Ну, возможно, я ленился, когда год жил на пособие по безработице. Единственной причиной встать с кровати была необходимость обналичить деньги. С тех пор как появилась группа, у меня нет времени лениться. Все идет к тому, что мы попадем в рай, да?


Материальные девочки-мальчики

Не совсем, есть еще алчность – жадность в отношении материальных вещей – последний грех...

Брайан: Ну, в этом я виноват, потому что редко покупаю выпивку кому-то в пабе!

Говоришь что-то типа «я сейчас сбегаю в туалет», да?

Брайан: Ну, не настолько все плохо. Я просто отмалчиваюсь, когда кто-то говорит: «Чья очередь угощать?». А вообще, я довольно щедрый на самом деле. И у меня не так много вещей, а в квартире так вообще спартанские условия.

Стив: У тебя должна быть хорошая стереосистема, много дисков и машина – такое есть у каждого. Материальные блага приходят и уходят.

Брайан: В дороге теряется столько вещей! Ты даже не успеваешь толком к ним привыкнуть. И всегда нужно помнить, что люди ни при каких обстоятельствах не должны превращаться в чью-то собственность. Люди – как пересекающиеся сферы (глубоко копнул, чувак!). Ни одна сфера не может занять место другой. Индивидуальность – самое главное.

Хорошо, мальчики. Вы перед небесными вратами. В чем признаетесь?

Брайан и Стив весело и хором: Виновны в похоти!

Брайан: Нам сложно иметь серьезные отношения, будучи в туре и занимаясь тем, чем мы занимаемся. Это наша жертва. Но именно похоть помогает нам чувствовать себя живыми.