Placebo. Rock sur ordonnance. Перевод книги. Часть 4



8

Стремительно развивающийся черный рынок

Самоанализ

«Мы стремимся к тому, чтобы группа жила как можно дольше. Она на самом деле является отражением жизни каждого из нас. Сдается, нам посчастливилось найти правильное сочетание, и теперь нужно сохранить его. Все зависит от того, удастся ли нам оставаться для этого здоровыми. […] Мы часто задаемся вопросом: как долго артист может сохранять свои творческие силы. Подсознательно ты постоянно об этом думаешь. Сложно сказать…» (Стефан Олсдал)

Перед тем как начать подготовку к записи третьего альбома, Placebo решают ненадолго уйти в тень и подумать о своем новом положении. Настало время задать себе массу вопросов. Прежде всего группа хотела избавиться от мрачной атмосферы, которой был пропитан 'Without You I'm Nothing'.

«'Without You I'm Nothing' был записал в довольно депрессивной остановке. Мы не были так уж счастливы в тот момент. Большинство событий, которые происходили в нашей жизни в то время, носили болезненный характер. У всех у нас были проблемы в личной жизни, сложные отношения с нашими партнерами, и все это в полной мере отразилось в музыке». (Брайан Молко)

Corkie

С этой целью группа обратилась к звукоинженеру Полу Коркету (Paul Corkett) – нежно именуемому Corkie, – с которым они познакомились во время записи предыдущего альбома в студии Real World. «Мы были уверены, что он станет нашим другом. Мы запросто могли сходить куда-нибудь пропустить вместе по стаканчику. С ним мы вновь ощутили способность работать в группе». (Брайан Молко)

Послужному списку Коркета могли бы позавидовать многие музыкальные техники: парень работал с The Cure, Bjork, а также с Nick Cave and the Bad Seeds. Более гибкий и сговорчивый, чем предыдущие продюсеры, Коркет согласился, чтобы группа выступила сопродюсером альбома. На этот раз Молко и его товарищи захотели самостоятельно выработать ключевую линию новой пластинки. «Мы хотели поучаствовать в продюсировании, но не хотели сотрудничать с именитым продюсером, кем-то, кто имел бы за плечами опыт работы с известными артистами и большое эго. Мы хотели быть одной командой, и Corkie (улыбается) стал одним из наших лучших друзей. Типа того как Боуи нашел своего Висконти» (Tony Visconti – известный музыкальный продюсер. – прим. пер.). (Брайан Молко)

Несмотря на то, что в художественном плане новые песни Placebo были мрачными и депрессивными, запись альбома происходила в довольно веселой обстановке. И все трое полностью были поглощены новой пластинкой…

На протяжении девяти месяцев трио не покладая рук трудилось над альбомом в полном согласии с Коркетом. Впервые в своих песнях Placebo использовали компьютерные примочки: к обычным инструментам добавились сэмплы и прочие электронные эффекты.

«Единственное давление исходило от меня самого. Нам повезло, рекорд-лейбл оставил нас в покое. Второй альбом был довольно тяжелым, но мы сумели обойти все подводные камни. В течение тринадцати месяцев мы играли одни и те же песни, это было утомительно. Так что мы ощущали сильное желание вернуться в студию». (Стефан Олсдал)

Эксперименты с рэпом

Желая удивить своих поклонников, группа решила добавить лже-ганста-ноток в песню 'Spite & Malice', для чего обратилась к рэперу Джастину Уорфилду (Justin Warfield).

Уорфилд – маленький гений новой британской рэп-сцены. Он прославился в возрасте 20 лет – после того как в 1993 году выпустил свой первый потрясающий альбом 'My Field Trip to Planet 9'. В 1995-м с выходом новой пластинки 'The Justin Warfield Supernaut', в которой Уорфилд совершил поворот на 180 градусов, отдав преимущество рок-звучанию, критики и вовсе вознесли его до небес. А после того как он сделал рэп-адаптацию стихов Шекспира для культового австралийского фильма «Ромео и Джульетта», исполненную романтическим дуэтом Леонардо Дикаприо и Клер Дэйнс, Джастина удостоили титула самого литературно одаренного рэпера Британии. В 2006 году Уорфилд объединился со своим коллегой DJ Adam Bravin и к удивлению многих создал группу She Wants Revenge, вдохновением для которой послужило звучание 80-х: Joy Division, The Cure и Depeche Mode.

В то время как Молко мучился с припевом песни и отказывался продолжать из страха написать что-то неадекватное, он подумал о том, чтобы использовать рэп: Уорфилд был первым, кто пришел ему на ум. «Это очень умный рэпер. Джастин как нельзя лучше соответствовал настрою Placebo. […] Это мне в голову пришла идея: «Давайте попробуем рэп, мы этого еще никогда не делали, это будет отличный опыт, давайте же!» (Брайан Молко)

За несколько дней до выхода альбома, окрещенного 'Black Market Music', группа улетела в Японию, а после у нее были запланированы выступления на нескольких летних фестивалях в Европе.

Nemausus

12 августа 2000 года Placebo и их новые друзья из группы Indochine отыграли особенный концерт в Arènes de Nîmes. На сцене римского амфитеатра, построенного в главном городе департамента Гар в I веке, Indochine выступили первыми, отыграв бодрый электрический сет, включавший классические хиты группы, такие как 'Des Fleurs Pour Salinger', 'Trois Nuits par Semaine' и 'L'Aventurier'.

Концерт Placebo был немного короче, но гораздо разнообразнее. Группа исполнила несколько песен из первых двух альбомов, как 'Without You I'm Nothing' например, а также сыграла несколько треков из будущей пластинки, в том числе 'Taste in Men'. Кульминацией шоу стала совершенно обновленная 'Teenage Angst', которая потрясла фанов обеих групп.

Эффект «третьего альбома»

Пластинка, вышедшая в начале осени, сразу оказалась на шестом месте продаж по Великобритании. Но стоит признать, что третий альбом – это всегда довольно сложный рубеж для артиста. Критики и слушатели обычно ждут его, чтобы поразглагольствовать о том, как долго протянет группа, и Placebo не стали исключением из этого правила.

Увидев свет, 'Black Market Music' не вызвал шквала восторгов, однако группу это, кажется, совсем не удивило. На самом деле, вместо того, чтобы уступить зачастую фатальному комфорту, Placebo твердо решили прописаться в музыкальной вечности.

«Я считаю, что у нас троих очень сильная индивидуальность. Это та причина, по которой я играю в этой группе. Среди огромного музыкального спектра мы находим такое место, где можем писать ту музыку, которой нам сегодня не хватает». (Стефан Олсдал)


Black Market Music: детальный анализ

Placebo остались верными своему правилу открывать альбом мощной и достаточно неожиданной песней. В случае с 'Black Market Music' это 'Taste in Men' (первый сингл с новой пластинки) с ее завораживающими ударными, назойливыми сэмплами и немного приглушенной гитарой. Но очень быстро внимание переключается на текст, отдающий двусмысленностью, характерной для Брайана Молко, сладострастным голосом повторяющего как мантру 'change your taste in men'. 

«Мы с самого начала знали, что именно эта песня должна стать первым синглом, так как хотели создать некий ореол таинственности и сбить с толку тех, кто будет судить по ней обо всем альбоме 'Black Market Music'. Так что в качестве первой ласточки мы выбрали трек, который меньше всего представляет новый диск. Чтобы немного запутать… создать завесу тайны, привнести загадку…» (Брайан Молко)

«Эту песню довольно легко применить к абсолютно всем формам сексуальности. Это очень простая композиция, которая говорит: «Ты бросил меня, вернись!». Персонаж этой песни смотрит на себя в зеркало и задается вопросом: «Почему? Что со мной не так? Почему меня бросили? Я сделаю все что угодно, лишь бы вернуть любимого человека!» Это очень болезненное состояние. Нужно было, чтобы звучание песни его передавало, поэтому мы попробовали сделать звук максимально брутальным, как на альбоме 'Broken' Nine Inch Nails – таким, крайне злобным. Слова там очень простые и повторяющиеся. Было очень интересно писать текст с позиции сразу всех сексуальных ориентаций, учитывая я бисексуал…» (Брайан Молко)

'Days Before You Came', в которой хлесткий припев сменяется плотной насыщенной мелодией, рассказывает о днях, проведенных до встречи с любимым человеком, и желании никогда его не потерять. 

Любовь – тяжелый наркотик? Это главный вопрос, который ставит 'Special K'. Ее достаточно попсовая аранжировка отдает некой переигранностью, граничащей с шизофренией. По признанию Брайана, эта песня звучит, как «панк-Blondie».

«'Special K' это уличное название кетамина. Я его принимал однажды, лет десять назад. В 50-х годах его давали космонавтам для создания у них ощущения антигравитации. Примерно то же самое чувствуешь после кетамина! […] В 'Special K' сравнивается состояние кайфа, которое возникает после приема запрещенных препаратов, с состоянием влюбленности. Очень схожие ощущения. Но мораль этой истории такова: все, что возносит тебя до небес, потом обязательно опускает на землю…» (Брайан Молко)

Следующая за выбивающейся из общей картины 'Spite & Malise', 'Passive Agressive' заставляет вспомнить о мрачной и очень интимной атмосфере 'Without You I'm Nothing'. Чувственному голосу Брайана здесь аккомпанирует только гитара. 

'Black-Eyed' (третий сингл с альбома), начинаясь с резкого гитарного рифа, к припеву, где голос вокалиста переходит в пронзительный крик, превращается в форменное сумасшествие. Нужно отметить, что 'Black-Eyed' буквально переводится как «подбитый глаз» или «фингал под глазом», но на языке Шекспира это также значит «плохая репутация».

«'Black-Eyed' очень забавная песня… она заставляет меня улыбаться. Все думают, что она автобиографична, что она обо мне. Но на самом деле там идет речь об американской тенденции винить родителей в своих неудачах, и о том, что рано или поздно наступает момент, когда тебе нужно самому брать на себя ответственность за свои поступки». (Брайан Молко)

За ней следует весьма меланхоличная 'Blue American' с ее исполненным грустью и какого-то фатального смирения вокалом, сквозь который сквозит болезненное признание в неприятии нездорового и надменного общества. 

«'Blue American' это тоже игра слов. Это уличное название виагры и валиума. Я написал эту песню, когда в моей жизни был довольно депрессивный период, она как бы написалась сама собой. Иногда песни получаются вот так... тебя как будто вырывает ими. И вот этот человек в песне, этот персонаж, что живет внутри нее, он испытывает отвращение к тому, что называют его культурой: тому факту, что Америка ответственна за рабство; что его родители внушили ему определенные религиозные взгляды... Словом, этот человек дает пощечину своей культуре». (Брайан Молко)

'Slave To The Wage' (второй сингл с альбома) позволяет слушателю снова взбодриться благодаря электро-поп-звучанию, сочетающему сбивающую с ног энергию и бойкую мелодию. «Это песня призывает быть человеком, верить в себя и иметь смелость следовать своим мечтам. И в итоге, если ты это делаешь, награда в десять раз превосходит то, чего бы ты добился, если бы послушно делал то, что говорят тебе родители: найди работу, женись, заведи двоих или четверых детей, одну или две золотые рыбки, три или шесть машин… Для многих именно в этом и заключается личный успех. И именно поэтому так много людей переживает кризис среднего возраста». (Брайан Молко)

Следующая песня снова заставляет удивиться. 'Commercial For Levi', если абстрагироваться от текста, может показаться довольно веселой, в то время как, по признанию самого Брайана, она служит пульсирующим предостережением от губительных последствий употребления алкоголя и наркотиков. 

«У меня были моменты, когда я делал выбор в пользу не самого лучшего образа жизни, и были близкие друзья, которые мне говорили: «Послушай, ты мой друг, я тебя люблю, но если ты продолжишь делать то, что делаешь сейчас, ты долго не задержишься на этой планете». (Брайан Молко)

'Haemoglobin', начинающаяся со слабенького ручейка болезненных ноток, – довольно тяжелая песня с клаустрофобной ритмикой и режущими, словно гильотинный нож, гитарами. «Это в каком-то роде наша интерпретация песни известной джазовой певицы Билли Холлидэй 'Strange Fruit' – в ней затрагиваются проблемы линчевания, расизма и несправедливости, которая порождает новую несправедливость. Эти «странные фрукты», висящие на дереве, олицетворяют собой повешенных рабов. 
Мы создали группу, когда нам было едва за двадцать, а сегодня мы уже приближаемся к 30-ти… Сейчас ты смотришь на мир, который тебя окружает, и поражаешься: на что люди готовы пойти ради религии или во имя родины. Каждый день идут какие-то войны, каждый день люди убивают друг друга. И если ты смотришь новости, то становишься жертвой всего этого». (Брайан Молко)

Далее – с 'Narcoleptic' – тучи сгущаются еще больше. Песня абсолютно минималистская: как в плане вокала Брайана, так и с точки зрения инструментов – почти прозрачная. «Так же, как и 'Special K', 'Narcoleptic' исследует связь между наркотиками и любовью. Но если 'Special K' – это стимуляторы, ощущения от которых сходны с влюбленностью, то 'Narcoleptic', скорее, транквилизаторы…» (Брайан Молко)

К концу альбома трио словно затаивает дыхание посредством 'Peeping Tom' – песни, рассказывающей о вуайеристе. Ее сатирический текст направлен против общества, где вуайеризм – «благодаря» телевизионным реалити-шоу и камерам скрытого наблюдения – становится неотъемлемой его частью. 

«Мне кажется, что все мы немного вуайеристы. Подобная наклонность – часть человеческого естества. Но вместе с тем я думаю, что в большей мере это спровоцировано той действительностью, которая нас сегодня окружает: огромное количество CCTV (так называют камеры скрытого наблюдения в Британии. – прим. авт.) и вездесущность интернета. Сегодня все хотят знать о тебе все, и это печально, потому что, когда я был подростком и покупал пластинки, там была только одна обложка с одной-единственной маленькой фотографией исполнителя или группы, а дальше уже – дело твоего воображения. И мне это кажется намного интереснее, чем сегодняшнее полное отсутствие какой-либо тайны, загадки – когда все хотят знать все о твоей личной жизни. Но нужно помнить, что все мы люди, и что у каждого из нас выдаются не лучшие дни. И если кто-то подходит к нам на улице, может случиться, что у нас нет желания разговаривать. Мы, как и все, хотим иметь право на частную жизнь, особенно учитывая, что мы – люди публичные. И я бы хотел попросить народ уважать это мое право, так же как я уважаю право на личную жизнь других, в том числе и артистов, которыми восхищаюсь. […] Тайна и уважение – те две вещи, которых сегодня недостает. Но с другой стороны, я понимаю эту одержимость – подростки пытаются найти себя, сформировать свою личность посредством другого человека, и если этот человек достойный, то, я считаю, это может помочь. Я знаю, что мы затронули сердца многих подростков, потому что мы для них – как друзья, которых у них никогда не было… Но совсем другое дело, когда это превращается в фанатизм. Когда тебе на домашний телефон звонят с сообщениями типа «я сломаю тебе ногу!» или «я знаю, где ты живешь», начинаешь понимать, что это уже крайность». (Брайан Молко)

По окончании 'Peeping Tom' нужно прослушать около пяти минут тишины, чтобы обнаружить 'Black Market Blood' – последнюю находку, столь необходимую, чтобы завершить этот полный звуковых и текстовых экспериментов альбом.

«Это 'Black Market Blood', мы работали над ней вместе с Робом Эллисом (Rob Ellis), ударником PJ Harvey. Он сделал аранжировки для струнных, виолончелей, виброфонов и всякого такого. Это очень красивая песня, которая заставляет вспомнить о Курте Уайльде (Curt Wild). Есть в ней что-то от «Кабаре». (Брайан Молко)

Провокаторы Placebo, признанные новыми денди от глэма, завершили свою первую трилогию альбомом, которые очень многие признали зрелым. 'Black Market Music', отличающийся ключевым для группы, но вместе с тем более мелодичным звучанием, содержит двенадцать изящных и эффектных композиций. Электроника, сэмплы начали постепенно проникать в несколько угловатую «шестиструнную вселенную» трио. Placebo играют на контрастах, чередуя мощные хиты, такие как 'Taste in Men' и 'Slave to the Wage', с завораживающими балладами вроде 'Narcoleptic' или 'Blue American', которую Брайан посвятил своей матери. 

«По прошествии времени первый альбом кажется очень наивным, разве нет? Песни хорошие, но им существенно недостает зрелости. Этот диск (имеется в виду 'Black Market Music' - прим. пер.) отображает наш первый настоящий опыт работы в студии. Он – противоположность альбому 'Without You I'm Nothing', который слишком перепродюсирован. (Смеется) На мой взгляд, у него уж очень ровное и стерильное звучание. 'Black Market Music' – единственная пластинка, уровнем работы над продакшном которой я полностью доволен. Надо сказать, что на этот раз мы гораздо больше контролировали весь процесс производства. Записывая альбомы, мы учимся непременно понимать, как работает та или иная техника, и лучше управлять связкой «музыкант – техник/звукоинженер». Ну ладно, если честно, то мы пока еще не такие уж спецы в оборудовании, которое, как правило, бывает довольно сложным». (Брайан Молко)



Скотту Пирингу

'Black Market Music' посвящен некоему Скотту Пирингу, чье имя можно прочитать на задней стороне обложки альбома. Этот близкий друг группы, который умер от рака легких во время записи 'Slave To The Wage', очень многое сделал для успеха Placebo по ту сторону Ла-Манша. В действительности главной задачей Пиринга, работавшего своего рода промоутером на Virgin Records, было размещение максимального количества песен, которые ему доверил лейбл, на всевозможных ТВ- и радиоканалах. И с этой задачей он, судя по всему, справлялся более чем успешно, поскольку еще много других групп, помимо Placebo, обязаны ему своей известностью. Среди них The Smiths, The Orb и KLF. 

«Очень больно терять близкого человека. Большой друг и поклонник группы умер во время записи 'Black Market Music'. Для нас это был очень тяжелый период. Но это не та тема, на которую нам хотелось бы распространяться». (Стефан Олсдал)

«Когда я чувствую себя подавленным, я обращаюсь к другим, и они меня поддерживают. После работы над альбомом 'Without You I'm Nothing' ощущение сплоченной команды внутри группы укрепилось. Мы стали более близки, мы зависим друг от друга и, мне кажется, между нами возникла глубокая привязанность». (Брайан Молко)

Французский успех

Четверг, 22 февраля 2001 года. В районе известной парижской площади Пигаль витает дух лихорадочного возбуждения. Около 300 привилегированных особ немного мешают уличному движению. И речь вовсе не о подвыпивших туристах, направляющихся в «Мулен Руж». 

Это Placebo приехали в столицу, чтобы дать акустический концерт для некоторых из своих многочисленных парижских поклонников. В 23:00, после длительного ожидания, Брайан Молко – в черной рубашке и со сдержанным макияжем – наконец появляется на миниатюрной сцене и начинает с невероятно медленной и спокойной 'Special K'. За ней следует 'Commercial For Levi', трогательная фраза 'don't die…' из которой подхватывается хором зрителей. А вот и первая за вечер сигарета для исполнителя, который в красноватом свете выводит чарующую 'Hang On to Your IQ'. Тон немного меняется на 'My Sweet Prince', первые фортепианные переливы которой заставляют публику прямо там, в зале, прожить редкий по своему напряжению момент. В душном кафе Брайан не без иронии отмечает: «В кабаре Placebo всегда жарко!»

Вторая часть концерта трансформируется в сплошной сгусток энергии. Стив, Стефан и Брайан играют абсолютно переаранжированную 'Haemoglobin', после – 'Peeping Tom', которую публика принимает с восторгом. За ними следуют почти «обнаженные» 'Blue American', 'Every You Every Me' и 'Teenage Angst', которые Брайан исполняет только под аккомпанемент акустической гитары. Далее группа играет джазовую версию 'Taste In Men' и покидает сцену. После довольно длительного отсутствия, во время которого Placebo делают вид, что не слышат названий песен, которые выкрикивает зал, Брайан Молко возвращается на сцену, требуя полной тишины. 'Slave to the Wage' становится блестящим завершением этого уникального концерта. 

В течение марта 2001 года Placebo дважды успешно выступали на сцене парижского зала «Зенит». Учитывая, что 'Black Market Music' в то время как раз упорно пытался выйти на международный уровень, стоит признать, что по крайней мере среди французской публики он вызывал настоящий ажиотаж. Ведь не секрет, что во Франции Placebo уже давно и прочно занимают особое место. В то время как большинство именитых интернациональных групп довольствуются тем, что дают одни и те же, откатанные до идеальности, концерты в разных уголках мира, Брайан, Стефан и Стив сумели завязать невероятно крепкие отношения с французской публикой. Помимо прекрасного владения языком Мольера, которым пользуется Брайан, Placebo никогда не скрывали своего франкофильского статуса. 

«Все дело в страсти. Английская публика более сдержанная по сравнению с французской. С самого начала у нас сложилась история любви с французскими слушателями. Мне кажется, потому, что в том, что мы делаем, много романтизма, не сентиментального такого романтизма, а того, который пришел из традиций таких людей, как Бодлер, например. И у вас, во Франции, есть эти литературные традиции. Традиции, которых у нас… которых у англичан никогда не было. У вас есть Верлен, Рембо, Бодлер… сюрреалисты. У вас есть Сартр и Камю. Да, у англичан есть Оскар Уайльд, но это не то же самое». (Брайан Молко)

Такое положение дел вдохновило многочисленных французских поклонников группы на объединение в рамках интернет-сайтов, фан-журналов и крайне активных форумов.

«Они двусмысленны. Сексуальны. Умны. С довольно сильной музыкальной культурой, которая дает им понимание того, что делать со своим талантом. И это именно группа… когда ты их встречаешь, то не задаешься вопросом: что эти люди делают вместе, потому что перед тобой настоящая семья. То же самое на сцене – ты не слушаешь каждого по отдельности, ты видишь группу. В конце концов, это мощь, которая не демонстрирует свою силу и не кичится ею, и легкое помешательство». (Виржини Депант)

Провокация по-итальянски

«Парни небольшого роста обычно остры на язык и довольно агрессивны. Я не считаю себя таким уж маленьким, но – не знаю, почему – вопрос собственного роста меня всегда задевал. Но черт возьми! Иисус был низким, Гитлер тоже, да посмотрите хотя бы на Наполеона!» (Брайан Молко)

Добрая половина европейской прессы уже успела обругать новый альбом, и благодаря выходке группы в итальянском Сан-Ремо у нее появился повод подлить масла в огонь… Канал Rai Uno пригласил Placebo выступить под фонограмму со 'Special K', и Брайан, к тому времени утомленный едва выносимым и абсолютно бесконтрольным медиа-марафоном, сорвал всю свою злость на инструментах. Разбив гитару об усилитель на глазах у ошеломленной публики, он еще некоторое время продолжал провоцировать зрителей, пока охрана не увела его за кулисы. И камеры, естественно, зафиксировали скандал со всей тщательностью. Вырываясь из рук охранников, Брайан сыпал оскорблениями в адрес присутствующих операторов и журналистов, в то время как собственный телохранитель рок-звезды пытался его успокоить. 

Испорченные телепрограммы, сорванные концерты – поведение Брайана Молко спровоцировало новую волну нелицеприятных материалов о группе. Сам он так объясняет ту ситуацию. «Тогда все закончилось небольшой беседой с полицией… В тот день мы побили собственный рекорд по количеству посещенных стран – до этого было четыре. Но в тот раз мы побывали в пяти странах за 24 часа! Мы прилетели из Торонто в Ниццу, где в аэропорту потеряли наш багаж, мы были измучены джетлегом, очень мало спали и накануне дали, должно быть, две сотни интервью в США! Короче, группа была на грани – и произошло то, что произошло. Мы были сломлены, особенно я, физически я уже находился на пределе. И тут мы оказываемся на сцене мероприятия, напоминающего итальянскую версию Евровидения, и недоумеваем: «Какого черта мы здесь делаем?!» Наш рекорд-лейбл хотел скандал, ну так он его получил!» (Брайан Молко)

«Люди, которые обычно проводят с нами время, хорошо знают, что на самом деле мы милые, вежливые и приятные ребята. А то, чем мы занимаемся, чтобы заработать на жизнь, из любого сделает шизофреника: мне кажется, что наше чувство юмора очень часто принимают за высокомерие. Мы такие себе джокеры… (Смеется)» (Брайан Молко)

Истощенная интенсивным промо, группа готовилась снова отправиться в Америку, несмотря на то, что их новый альбом к тому времени еще не появился на американском рынке. От Нью-Йорка до Лос-Анджелеса – нигде Placebo не удавалось выйти за пределы небольших ночных клубов с преимущественно жиденькой аудиторией. Полупустые залы и озадаченная публика – такую картину троица наблюдала каждый вечер. 

«Будучи американцем, я вырос в Европе, и здесь чувствую себя чужим. Эта страна действует мне на нервы. Америка считается свободной страной, и при этом здесь нигде нельзя курить. Скорее всего, Placebo больше никогда шагу сюда не сделают, потому что мы слишком умны для них. Мы умнее, чем Eminem и Limp Bizkit…» (Брайан Молко)

Небольшой перерыв…

В течение лета 2001 года группа побила свой собственный рекорд по количеству отыгранных фестивалей, выступив не менее чем на 22-х из них. 

Тур 'Black Market Music' триумфально завершился 19 октября на сцене лондонской Brixton Academy. Боже, благослови прекрасный Альбион! На следующий день после последнего концерта Брайан, Стефан и Стив ощутили прочное желание побыть каждый наедине с собой. По прошествии шести лет, проведенных вместе, сделать небольшой перерыв было необходимо. Каждый член группы хотел попробовать что-то другое, новое, несмотря на то что внутри Placebo всегда царила теплая товарищеская обстановка.

«До этого мы находились в каком-то рок-н-ролльном пузыре: постоянно чередуя туры с записями альбомов, мы были совершенно оторваны от нормальной жизни. Находиться долго в такой среде опасно. И у нас появилось время немного отойти от всего того, что произошло с нами, начиная с 1996 года. Я также смог поразмышлять об «американских горках», которыми являлась моя эмоциональная жизнь на протяжении этих семи последних лет…» (Брайан Молко)

В 2002 году группа собралась вместе всего один раз – ради единственного и уникального концерта на сцене лондонского клуба Scala, организованного для сбора средств для исследований вакцины против рака. Тогда Placebo исполнили в акустике четыре песни.

Члены группы были полностью вовлечены в различные проекты, которые каждый из ребят выбрал для себя самостоятельно, и возвращение в студию планировалось не раньше, чем на начало лета. Было очевидно: запись следующего альбома не обойдется без трудностей.

Альпийские звезды

Среди проектов, реализованных вне Placebo, значится сотрудничество Брайана Молко с дуэтом Alpinestars, которые обратились к нему с просьбой поучаствовать в их втором альбоме 'White Noise'.

Alpinestars – это прежде всего прекрасная история дружбы. Дружбы между Ричардом Вулгаром (Richard Woolgar) и Глином Томасом (Glyn Thomas) – двумя парнями из Манчестера, помешанными на электронике, которые на протяжении нескольких дней задавали ритм на танцполе местного клуба Homoelectric. Именно тогда, в 1998 году, им удалось всего за восемь дней создать электро-поп-песню длительностью более часа. 

«Мы встретились во время слета шеф-поваров на севере Англии. Пожали друг другу руки, похвалили поварские колпаки один другого и решили готовить вместе: «Ты приносишь ингредиенты, а я их смешиваю!» С тех пор мы любим делиться своими блюдами с нашей публикой, но при этом никогда не разглашаем рецепты». (Глин Томас)

Сразу после своего первого концерта группа подписала контракт с рекорд-лейблом, в качестве имени выбрав название марки горного велосипеда Томаса – Alpinestars. Вдохновленный такими пионерами электро-поп-движения, как Kraftwerk, New Order и Depeche Mode, менее чем за год дуэт выпустил три макси-сингла: 'Less Vegas', 'Silicon Chick' и 'Kitzbuhel Weekend'. Все три стали успешными!

«Музыкальное вдохновение мы черпаем из многих источников. И творчество других групп в этом смысле – скорее второстепенный источник, и в частности музыка New Order – это всего лишь 1% из этих 10-ти. Но я действительно ценю эту группу, потому что они изобрели свое собственное звучание, и хотя бы поэтому заслуживают нашего уважения». (Глин Томас)

Являясь поклонником электро-дуэта, Брайан Молко доверил им создание ремикса на сингл 'Taste in Men' под названием 'Alpinestars Kamikaze Skimix'. Первый альбом Alpinestars 'BASIC' увидел свет в начале 2001 года и своим 100%-ным электронным звучанием очень напоминал французский дуэт Air. 

В июне 2002 года Брайан записал вокал для песни 'Carbon Kid', которая вошла во вторую пластинку Alpinestars. В клипе он появляется в виде андроида, клонированного двумя сумасшедшими учеными. 

«Брайан и сам очень хороший повар, так что мы пригласили его поучаствовать в создании одного из наших новых рецептов. Но он, наглец, не предупредив нас, добавил в наше блюдо один из своих порошков! После того как мы попробовали получившуюся смесь, начали двигаться как никогда прежде, а наши сердца стали учащенно биться. Что это был за ингредиент? Он так и не признался!» (Глин Томас)