Placebo. Rock sur ordonnance. Перевод книги. Часть 2


2

Английский ренессанс

Стив Х.

Стив Хьюитт появился на свет под знаком Овна 22 марта 1971 года в небольшом местечке Нортвич (Northwich) недалеко от Манчестера. В отличие от Брайана и Стефана, он был выходцем из небогатой семьи.

С любимым инструментом – ударными – Стив определился еще в возрасте 11 лет. Свое первое барабанное соло он сыграл на школьном празднике, это была ударная партия из песни Fleetwood Mac. Неуемная страсть сына к этому инструменту приводила отца Хьюитта в бешенство. Переживая о будущем своего отпрыска, он хотел, чтобы тот получил «настоящую» профессию. Во многом из-за этого Стив остановил свой выбор на столярном ремесле. К несчастью – или, скорее, к счастью – для него, его первая стажировка стала сущей катастрофой, едва не стоившей ему жизни. С первых же дней Стив поступил в распоряжение начисто лишенных совести рабочих, которые поручили ему содержание в порядке туалетов и выгребной ямы, в которой лишь по счастливой случайности он не утонул. Решение было принято коллективно: отныне словосочетание «столярное ремесло» было вычеркнуто из семейного лексикона.

Prince в наушниках

Так же как и Стефан, Стив довольно рано увлекся метал-сценой, но позже серьезно заинтересовался потрясающим роком Pink Floyd и мрачным электро Depeche Mode. Вместе с этим парень слушал много фанка и питал настоящую страсть к музыке Принса, будущего самопровозглашенного Love Symbol.

Принс Роджерс Нельсон (Prince Rogers Nelson) родился 7 июня 1958 года в семье рабочего компании Honeywell Electronics – и по совместительству потрясающего джазового музыканта – и певицы. После развода родителей мальчик, которого в будущем назовут пурпурным карликом Миннеаполиса, кочевал от одной приемной семье к другой. Последовав совету одного из своих кузенов, который был ударником, в 1973 году молодой человек основал свою первую группу Grand Central. Но только в 1978-м поклонник Джеймса Брауна и Джимми Хендрикса выпустил свой дебютный альбом 'For You', за которым в 1979-м последовала пластинка 'Prince'.

Начиная с 1981 года, Принс выступает в плаще и сетчатых чулках – в поддержку четвертого альбома ‘Controversy’. Настоящую известность среди широкой публики он приобретает в 1982 году благодаря диску ‘1999’, но своего зенита слава певца и гениального гитариста достигает в 1984-м – вместе с выходом альбома ‘Purple Rain’и одноименного музыкального фильма. В 80-х карьера Принса стремительно развивается вместе с такими хитами, как теперь уже культовая 'Kiss'. Несмотря на небольшой рост и невероятно вычурный внешний вид, пурпурный карлик обзаводится репутацией настоящего соблазнителя, охмуряя самых красивых женщин мира. Поп-планета, кажется, полностью принадлежит ему…

В 1992 году из-за конфликта с компанией Warner, которая занималась его дисками, Принс меняет имя на Love Symbol и записывает альбом с 36-тью песнями! Вновь став Принсем в 2001 году, в 2006-м он выпускает новую пластинку со странным названием '3121'.

Будущее трио?

Во время одной из своих многочисленных командировок в Лондон Стив познакомился с очаровательной барышней, которая училась в Goldsmith College. Девушка хорошо знала Молко и рассказала Стиву о том, что Брайан и Стефан как раз ищут ударника для своей новой группы. Неопытным Стива Хьюитта назвать было сложно – он уже играл в нескольких британских группах, таких как The Breed и Electric Crayons.

Саймон Брид (Simon Breed), лидер The Breed, позже признается, что, впервые услышав игру Стива в манчестерском пабе Board Rock, ощутил в этом какую-то таинственную силу. Внешний вид юного Хьюитта был весьма своеобразным: черные джинсы, растянутый свитер, белые носки и… сабо! В то время ударник испытывал влияние Ника Кейва, Smashing Pumpkins и The Cure. «Его улыбка излучала свет. Он любил простых людей…» (Саймон Брид)

Несмотря на то, что к тому моменту Стив уже был занят в нескольких музыкальных проектах, он все же встретился с Брайаном одним погожим днем 1994 года и остался в восторге от его предложения. Двое парней вскоре вместе переехали в шикарный лофт в Кэмден-тауне.

Ashtray Heart: постпанковское признание

Прошло всего несколько дней после встречи Брайана Молко и Стефана Олсдала, а эти двое уже записывают первые черновики своих песен на четырехдорожечные ленты. Причем делают это почти кустарным способом, постпанковским: основная линия поддерживается клавишными и «игрушечными» инструментами, как например детскими гитарами. Дуэт работает не покладая рук в дорогостоящей студии продюсера Алана Литла (Alan Little), где как раз сочиняет свою первую песню под названием 'Captain B'.

Литтл вспоминает об амбициозной и преданной своему делу группе: «Там [в студии] вы могли видеть настоящую искру, к тому же они постоянно прогрессировали, двигаясь вперед. Группа вела себя хорошо, по-джентльменски, тогда как другие преждевременно начинали мнить себя звездами!»

Со Стефаном Стив познакомился незадолго до первого концерта, который был намечен в пабе на северо-западе города. Группа Ashtray Heart родилась поразительно быстро и явно в спешке. «Ashtray Heart – так мы со Стефаном назвались, когда только начали вместе писать песни. На это название нас вдохновила песня Captain Beefheart'а. Мы были группой, играли хард-рок, всякие «синтетические» вещи и т.д. Но потом мы решили, что хотим быть панк-группой». (Брайан Молко)

Стив в то время все еще был связан контрактом с The Breed, и его участие в Ashtray Heart становилось все более компромиссным. Он был частью The Breed с тех самых пор, как они образовались в начале 90-х в Ливерпуле по инициативе Саймона Брида. В 1995-м группа распалась. Сегодня Саймон является лидером The Birthmarks.

С наступлением первых морозов Стив вернулся в свою первоначальную группу, которая как раз – в качестве разогревающего элемента – должна была поддержать в туре Ника Кейва. «Я занимаюсь этим профессионально с 17 лет. Я играл с разными группами: The Breed, Boo Radleys, K Klass, записал немало сессий. […] Я был участником другой группы, и потому не мог присоединиться к ним [Placebo] на постоянной основе. К тому же, в то время Placebo еще были никем. О них никто не знал. А мне нужно было зарабатывать на жизнь». (Стив Хьюитт)

Рождение Placebo

Между тем, Ashtray Heart решились сменить название на более запоминающееся: им стало ‘Placebo’. Именно под этим именем в 1995 году группа дала свой первый концерт в Rock Garden. Очень скоро Placebo приобрели солидную репутацию на лондонской рок-сцене.

«Я всегда считал, что лучшее название для группы – то, которое, ты можешь представить, как 40 тысяч человек скандируют в унисон. Но в начале 90-х было много групп, которые назывались «в честь» каких-нибудь медикаментов. И мне тогда показалось, что было бы интересно назваться таблеткой, которая не имеет лечебных свойств». (Брайан Молко)

«Когда ты выбираешь имя для группы… часто ищешь нечто гениальное и, как правило, почти никогда не находишь. Так что, перебрав несколько названий, мы подумали: «Ну что, какое лучшее?» – очевидно то, которое осталось. А вот задуматься о его смысле нам пришлось позже – когда люди начинают спрашивать о названии, мы вспоминаем о его «обманчивом» значении, медицинском. Но тогда для нас, 20-летених, это вообще ничего не значило – нам просто нравилось, что оно хорошо звучит». (Брайан Молко)

Появление Роберта Шульцберга

Чтобы как-то решить ситуацию с отсутствием Стива, Стефан убеждает Брайана взять в группу своего друга Роберта Шульцберга, вместе с которым он снимал квартиру в Лондоне.

После того как Placebo за одну ночь – и 100 фунтов стерлингов! – при помощи Алана Литла записали демо-версии шести песен, они исполнили одну из них – 'Bruise Pristine' – на одном рок-мероприятии. «Оголенный» голос Брайана заставлял вспомнить о блюзмене Томе Уэйтсе (Tom Waits) и рок-сирене PJ Harvey. Кроме того, андрогинный образ, тщательно продуманный Молко, также оказывал нужный эффект на публику.

«Нередко парни клеились ко мне, принимая меня за девушку. Это случалось и во времена, когда я еще не пользовался макияжем. Эти бедолаги подходили ко мне и пытались завязать беседу. Я обожал видеть их выражение лица в момент, когда я называл свое имя. Это одна из причин, по которой я начал краситься: чтобы приводить их в еще большее замешательство». (Брайан Молко)

Андрогинность

Настоящий символ Placebo – андрогинность Брайана Молко – стала настоящей притягательной силой для поклонников группы.

По своей природе андрогин – это человек, чей внешний вид не позволяет определить его половую принадлежность. В античные времена можно было выделить два вида андрогинов: «реальный (биологический) гермафродит» и «ритуальный андрогин», под определение которого, без сомнения, попадает Брайан Молко.

В некоторых племенах, если у ребенка обнаруживались признаки гермафродитизма, считалось, что это кара богов, и такого ребенка часто лишали жизни без особых разбирательств. К так называемому ритуальному андрогину, наоборот, относились терпимо, его считали образцом человека, в котором слились противоположности, что символизировало объединение магических сил, характерных для одного и другого пола. У ритуального андрогина не было физиологических признаков гермафродитизма, но он – как полагали в обществе – приобретал магические способности обоих полов благодаря различным ритуальным практикам, так как, например, переодевание.

В XIX веке из-под пера представителей литературного течения декаданс вышло немало новелл и романов, где андрогин был постоянным персонажем, причем представлен он был как скрытый гермафродит, преданный силам Зла, чья жизнь была посвящена одним лишь удовольствиям и сладострастию.

В настоящее время андрогином называют человека, который не вписывается в принятую в обществе классическую схему «мужчина/женщина». Определение «андрогин» также часто используют для описания внешнего вида представителей готических движений и глэм-рока: Брайан Молко яркий тому пример. Кроме того, часто употребляют термин ladyboy, вошедший в современный лексикон благодаря одноименной песне группы Indochine.

Первые обязательства

Учитывая огромный интерес, который Брайан сотоварищи вызывали в лондонской рок-среде, Алекс Вестон, директор могущественной компании Riverman Management, предложила троице взять их судьбу в свои руки. В этом ей помогал Дэвид Маклин (David McLean), по совместительству менеджер Colour of Fire, The Officers и Red Organ Serpent. Он же в 2008 году с недюжинным рвением возьмется за личный проект Стефана Олсдала Hotel Persona. Таким образом Брайан, Стефан и Роберт заполучили возможность – более или менее успешно – выступать на разогреве у групп Ash, Bush, Whale и Metallica.

«Народ размахивал бутылками с мочой… Когда мы играли перед Metallica, к концу выступления мы были все в моче. Отлично! Спасибо металюгам!» (Брайан Молко)

Золотой контракт

Параллельно с этим, в октябре 1995 года на небольшом лейбле Fierce Panda, основанном тремя рок-критиками журнала New Music Express на севере британской столицы, выходит сингл 'Bruise Pristine'. Лейбл был создан в конце 1993 года тремя журналистами, которыми двигало общее желание первыми выпускать альбомы понравившихся им групп. Джон Харрис (John Harris) и Пол Муди (Paul Moody) подписали подобное соглашение после пьяной беседы в лондонском пабе.

Сингл очень быстро завоевал популярность на радиостанциях, несмотря на свое грязное звучание и поднимаемую в нем тему сексуальной агрессии и промискуитета (беспорядочных половых связей. – прим. пер.). «И хоть такая реакция казалась немыслимым анахронизмом, для Брайана и Стефана она была неожиданной…» (Саймон Уильямс)

Для обложки 'Bruise Pristine' было выбрано фото Сесила Битона (Cecil Beaton), изображающее детей в бомбоубежище во время операции 'Blitz'. Этот немецкий термин – буквально означающий «молния» – служил названием для кампании бомбардировки Великобритании Люфтваффе, немецкими военно-воздушными силами Третьего Рейха. Операция длилась с 7 сентября 1940-го по 21 мая 1941 года в рамках так называемой Битвы за Британию.

'Blitz' был направлен преимущественно на Лондон, но также коснулся Ковентри, Плимута, Бирмингема и Ливерпуля, в результате чего 14 621 человек гражданского населения были убиты, 30 292 ранены. Вследствие этой трагедии почти четыре миллиона англичан были эвакуированы из Лондона и других крупных городов Великобритании.

Брайан Молко не был в восторге от первой версии песни; она грешила дилетантством. «Мы реально ненавидим эту версию, она чересчур быстрая и, если честно, я там пою, как Микки Маус. Мы сначала хотели сказать «нет», но потом поняли, что это настолько смешно, что нужно это как-то сохранить. Я на самом деле не понимаю, откуда взялся этот «эффект гелия». Но с тех пор мои яички опустились». (Брайан Молко)

В 1996 году вслед за 'Bruise Pristine' последовал сингл 'Come Home', выпущенный Deceptive Records – лейблом, специализирующимся на независимой рок-музыке, который в 1992 году основали Стив Ламак (Steve Lamacq – ведущий передачи 'Evening Sessions' на Radio 1 в Англии), Алан Джеймс (Alan James) и Тони Смит (Tony Smith). В 2001 году – после ухода Ламака – лейбл прекратил свое существование. Последний хотел избежать обвинений его передачи в необъективности после выхода первого альбома группы Elastica.

К сожалению, ни 'Bruise Pristine', ни 'Come Home' не нашли ожидаемого отклика у публики. Но боги рок-музыки втайне наблюдали за ними, и поезд славы был запущен…

Благодаря серии концертов по главным клубам Великобритании мечта Брайана сбылась, превзойдя его самые смелые подростковые ожидания: после многочисленных переговоров между группой и разными мейджор-лейблами рекорд-компания Hut Records подписала с Placebo контракт на полтора миллиона евро! Это дало группе финансовую возможность создать свой собственный лейбл – Elevator Music.


3

Под звездой Дэвида

Лицом к лицу с Ziggy

На другом конце страны живая легенда активно готовилась к мировому турне. Дело было в начале 1996 года, когда Дэвид Боуи узнал, что Моррисси (экс-вокалист The Smith), прикованный к постели после концерта в шотландском Абердине, не сможет – как ранее было договорено – выступать у него на разогреве. По счастливому для Placebo стечению обстоятельств маэстро услышал одну из их демо-записей – а именно 'Nancy Boy' – и был восхищен. «Когда Брайан впервые сыграл мне 'Nancy Boy', я сказал: «Это точно будет хит, или папа римский – не католик. (Смеется)» (Стефан Олсдал)

Долго не раздумывая, менеджмент Боуи связался с Брайаном и его товарищами, чтобы предложить им – о, счастье! – без подготовки заменить Моррисси. Почти войдя таким образом в круг великих, 8 февраля 1996 года в Италии Placebo открыли первый европейский концерт Боуи. После выступления группы маэстро рассыпался в многочисленных благодарностях своим новым протеже.

«Важно отметить, что это было еще до того как мы записали первый альбом. Мы играли концерты в Лондоне максимум перед тремястами зрителями, и вот мы в Европе – в рамках тура с Боуи – выступаем перед 8 тысячами человек. Это было настоящее боевое крещение, благодаря этому мы многому научились, будучи еще совсем-совсем молодыми. Это был невероятный опыт. Первое, что я сказал Дэвиду Боуи, было: «Привет, Дэвид! Хочешь сигаретку?» На что он ответил: «Нет, спасибо, я только что выкурил одну». Вот так». (Брайан Молко)

Спустя несколько дней Placebo зажгли в Halle Tony Garnier в Лионе, после в Берси – под патерналистским взглядом гордого Дэвида.

Весной Placebo сыграли свой первый концерт в Америке, в Остине. В тот вечер члены группы были не в духе. Дело в том, что напряжение между экстравертом Брайаном и сдержанным Робертом с каждым днем нарастало все больше. «Многие люди действительно отождествляют себя с Брайаном, с его образом жизни. Хотя у нас из-за этого было немало неприятностей. Как, например, проблемы с наркотиками у Брайана… Роберт, наш первый ударник, не выносил этого, а я был где-то посредине – разрывался между двух огней, пытаясь минимизировать последствия. Это был настоящий кошмар». (Стефан Олсдал)

Одноименный альбом

Но несмотря на все разногласия, группа оказалась на гребне медиа-волны и отправилась в голландскую студию Westland записывать свой первый альбом под руководством известного американского продюсера Брэда Вуда (Brad Wood).

Родившийся в Рокфорде, штат Иллинойс, Брэд Вуд изначально был ударником в группе Shrimp Boat. Карьеру продюсера он начал в 1988 году, когда основал в Чикаго студию звукозаписи Idful Music Corporation. Спустя несколько лет молодой продюсер уезжает из Чикаго в Лос-Анджелес, где в основном работает на студии Seagrass в районе Valley Village. Именно ему мы обязаны легендарным альбомом Smashing Pumpkins ‘Adore’, вышедшим в 1998 году.

Альбом 'Placebo' состоял из десяти песен, тесно связанных общим панковским духом и отсутствием всякого жеманства. Первая пластинка сопровождалась целой россыпью синглов. К тому времени уже вышли 'Come Home' (февраль 1996-го) и '36 Degrees' (июнь 1996-го), еще три песни появятся в виде синглов позже: 'Teenage Angst' (в сентябре),‘Nancy Boy’ (в январе 1997 года) и ‘Bruise Pristine’ в новой версии (в мае 1997-го).

«36 градусов – температура, близкая к температуре человеческого тела. Персонаж песни – немного хладнокровный человек. Если люди приближаются к нему на довольно короткое расстояние, они вынуждены отталкивать его. Вот что эта песня означает для меня, но сейчас она уже стала общественным достоянием, и люди вольны интерпретировать ее на свой лад». (Брайан Молко)

Gays can dance…

В отношении текстов Брайан Молко разродился историями исключительно в стиле «секс, наркотики, рок-н-ролл». Песня 'Nancy Boy', одна из самых любимых среди поклонников группы, недвусмысленно рассказывает о его бисексуальности.

«Когда я думаю о нас троих, то осознаю, что одна половина группы гетеросексуальна, а вторая половина – гомосексуальна. В нашей группе представлена ориентация на любой вкус. Тот факт, что мы полностью открыты в плане своей сексуальности – в моей бисексуальности, в гомосексуальности Стефана и гетеросексуальности Стива – каждого из нас абсолютно устраивает. Нам кажется, что очень важно примириться со своим образом жизни, прежде чем бросать камни в других. Нужно быть честным со своими чувствами и желаниями». (Брайан Молко)

Стефан также совершенно не стыдится своей гомосексуальности. «Я получаю много писем от музыкантов. Например, один гитарист-гей написал, что в моем публичном каминг-ауте он ощутил поддержку. Потому как в гомосексуальной среде он чувствовал себя чужим, а это дало ему возможность увидеть человека, который является геем и при этом играет в рок-группе. […] Мы очень честная группа. Нам это казалось естественным. Так или иначе, мы не делаем из этого никакой тайны. Я предпочел бы сам сказать об этом, чем услышать из уст другого человека о том, что я гей. Не было и мысли поступать так, как Джордж Майкл». (Стефан Олсдал)

Что касается 'Teenage Angst', это такой себе болезненный гимн, посвященный подростковым страхам и бунту, который они провоцируют. «Будучи подростком, многие вещи я воспринимал слишком остро, пережил несколько бунтарских периодов. Я чувствовал себя подавленным, было ощущение, что мир вот-вот рухнет. Возникало чувство враждебности по отношению к родителям, протест против того, кем они хотели, чтобы я стал, против вообще взросления и всех изменений, которые оно с собой несет. Мои эмоции и переживания распылялись по всем направлениям, потому что физически я становился взрослым. Я хотел взрослеть, но они по-прежнему продолжали обращаться со мной, как с мальчишкой». (Брайан Молко)

Вопрос имиджа

Меньше месяца спустя Placebo отправляются в длительный тур, и начинают его с небольшого британского городка Лидса. В июне группа выступает в Берси на разогреве у Игги Попа, а затем зажигает на фестивале La Route du Rock в Сен-Мало, после чего – летом 1996-го – играет на легендарном Reading Festival.

Турне по американским клубам было запланировано на начало осени. Группа вылетела в Бостон, затем в Лос-Анджелес. Американская публика принимала их холодно, особенно в отдаленных районах Среднего Запада, где провокационная андрогинность лидера Placebo никак не вписывалась в общепринятые рамки. Позже сам Антихрист Суперстар Мэрлин Мэнсон также понесет здесь убытки.

«В вопросе управления собственным имиджем очень интересно делать, как Дэвид Боуи: быть хамелеоном, каждый раз изобретать свой образ заново: это забавляет, веселит; мы совершенно свободны сами им распоряжаться, так почему бы не попробовать? Играть в группе – все равно что всю жизнь оставаться тинэйджером». (Брайан Молко)

В Великобритании имидж Брайана вызвал целую лавину нападок: гомофобные оскорбления, угрозы физической расправы, или вспомнить хотя бы историю, как некто подошел к Молко, приняв его за привлекательную девушку, и в итоге все закончилось пистолетом на его бедре.

Fashion Show

Андрогинность Брайана Молко – неотъемлемая часть концепта Placebo. Свой образ молодой человек поддерживал при помощи макияжа – о чем мы уже говорили, – а также благодаря тому, что носил одежду своих верных друзей из мира моды – Эди Слимана (Hedi Slimane – бывший креативный директор Dior Homme) и бельгийского дизайнера Ксавье Делькура (Xavier Delcourt).

«Я хотел сделать на шее татуировку – пометку, как у тех, кого вели на гильотину, – и написать там: 'Place axe here' («Рубить здесь»). В итоге у меня не хватило времени. Но я часто носил и сейчас ношу футболку, придуманную Ксавье, с надписью на вороте: «Cut here». Эти слова очень кстати, особенно если учесть, что я обычно провоцирую крайне неоднозначные реакции у людей, в частности, у британских журналистов. Многие из них мечтали бы оторвать мне голову…» (Брайан Молко)

Дизайнер Agnès B – настоящая поклонница Placebo. Так что вполне естественно, что она стала одной из близких подруг Брайана и время от времени одевает всех членов группы. «Аньес стала мне близкой подругой – я не хотел бы публично обсуждать наши отношения. Для меня и Аньес дело никогда не заканчивалось одеждой, она – человек, которого я обожаю, которым восхищаюсь, и это не имеет ничего общего с модой – она полная противоположность тому образу, который сложился о модных дизайнерах». (Брайан Молко)

Следует также отметить, что у Брайана есть модельный опыт – он, в частности, был моделью Кельвина Кляйна, американского родоначальника элитного мужского нижнего белья.


4

Возвращение дружищи Стива

Прощай, Шульцберг

В начале октября группа отправилась в новый тур по странам Старого Света, где к тому моменту продала 100 тысяч копий своего первого альбома. Для новой серии концертов Роберт Шульцберг был заменен Стивом Хьюиттом, которого публика впервые увидела на сцене клуба Rockfabric в немецком Аугсбурге.

Несмотря на то что новый ударник все еще был связан контрактом с The Breed, он уступил просьбе Брайана и Стефана, которые уже устали от неуправляемых отношений с Робертом Шульцбергом.

Стиву Хьюитту удалось выучить репертуар Placebo в рекордно короткие сроки. «Я послушал первый альбом и был по-настоящему рад за Брайана. К тому же, он тогда уже был одним из моих лучших друзей. И со Стефаном мы очень быстро нашли общий язык. Мы репетировали всего полтора дня, после чего сразу же отправились в тур. Так и началась наша история. Надо думать, мы были созданы для того, чтобы встретиться». (Стив Хьюитт)

Стив ставил перед собой цель быть настолько «музыкальным», насколько это возможно: не просто подстраиваться под басовую линию, но и прислушиваться к гитаре и голосу Брайана. Именно на нем лежала ответственность за энергию песни!

Очень скоро стало очевидно: Стив – именно тот ударник, который был нужен Placebo. «Мы обожали Леонарда Коэна, обожали Скотта Уокера… И потом, именно так мы и познакомились. К тому же, с тех пор как мы основали группу мы постоянно ходили на концерты The Breed, и это оказало определенное влияние на Placebo. Это чудесно, что он сейчас в группе. Только с появлением Стива мы почувствовали, что это и есть истинное начало истории Placebo, и что группа стала по-настоящему сильной. Вместе мы стали бандой, такой себе маленькой артистической мафией. Этот дух сообщничества мы ощутили именно после того, как Стив пришел в группу». (Брайан Молко)

Получив новый стимул с приходом нового компаньона, Placebo предпринимают еще одну попытку завоевать успех в США, но все напрасно: выступив на разогреве у группы Weezer, трио не удалось заинтересовать зрителей, они с трудом смогли продать 5 000 экземпляров альбома.

В Нью-Йорк

После нескольких концертов в Британии Placebo получили приглашение от Дэвида Боуи открыть концерт, посвященный празднованию его 50-летия, в легендарном Madison Square Garden в Нью-Йорке. Для Брайана, Стефана и Стива это была настоящая мечта: наконец троица сможет встретиться со своими кумирами – Sonic Youth (для Брайана), Принсем (для Стива), а также Лу Ридом (Lou Reed) и Фрэнком Блэком (Frank Black).

«Sonic Youth – очень важная группа, которая оказала на нас наибольшее влияние. Я ценю их аутентичность и склонность к экспериментаторству. Они совершили настоящий переворот в классическом восприятии рок-н-ролла, разрушили это устаревшее представление – с его задроченными гитарными соло и одним или двумя фронтменами, которые выпендриваются на сцене». (Брайан Молко)

Эльфийский эффект

Фрэнк Блэк, лидер знаменитых Pixies, несомненно, остается одним из самых значимых ориентиров для Placebo, которые сделали кавер на их легендарную песню 'Where Is My Mind'.

Pixies образовались в начале 80-х в Америке. Возглавляемая гитаристами Фрэнком Блэком (настоящее имя Чарльз Томпсон) и Джоуи Сантьяго (Joey Santiago), группа отличалась необычным звучанием и весьма относительным коммерческим успехом.

Во время учебы в Массачусетском университете на специальности «антропология» Фрэнк Блэк по обмену на время уезжает в Пуэрто-Рико. Эта поездка впоследствии оставит довольно заметный след на звучании Pixies, придав ему яркий латиноамериканский аспект. После возвращения в Америку Блэк вместе со своим соседом по комнате Джоуи Сантьяго переезжает в Бостон. Там они встречают Ким Дил (Kim Deal), которая становится вокалисткой и басисткой Pixies. Успешной группа была преимущественно в Европе, Америка же не особо жаловала их странные и контрастные мелодии, так же как и музыку Sonic Youth, и… Placebo. Разногласия между Ким Дил и Фрэнком Блэком в начале 90-х поставили точку в истории группы. Фрэнк Блэк стал единственным, кто вышел из этой неприятной ситуации с дивидендами, вдохновенно начав сольную карьеру. Его альбом 'The Culte of Ray', вышедший в 1996 году, и сегодня остается своеобразным эталоном.

Между тем, сингл 'Nancy Boy', перезаписанный в новой версии, забрался на вершину британских чартов. «По прошествии времени становится понятно, что этот альбом – не только о сексе, в нем больше размышлений о подростковых страхах и фрустрациях. Там идет речь о своеобразной форме несдержанности, которая приходит вместе с потерей невинности – когда ты открываешь для себя новые аспекты жизни. Когда ты растешь в Люксембурге, у тебя нет никакой возможности для развлечений, так что когда она таки появляется – отрываешься по полной!» (Брайан Молко)