16 October 2013 - RTL2 (Paris, France), Très Très Privée




mp3, 111 MB
download





© Перевод Rousse для Placebo Russia
Полная или частичная перепечатка допускается только с разрешения переводчика.




Для поклонников ваше возвращение и новый альбом, тем более после четырехлетнего перерыва, - большая радость. А для вас самих?

Да, конечно, особенно в начале промо-кампании. К тому же, здесь, во Франции, где нас с самого начала приняли с распростертыми объятиями, так что возвращаться сюда и играть для очень преданной публики - это всегда большое удовольствие.

Всегда приятно представлять новую работу перед публикой?

Да. Мы очень счастливы играть новые песни на концертах. Запись альбома закончилась 4-5 месяцев назад, но эти песни все еще звучат в голове и теперь уже на концертах. Мы из тех музыкантов, которые обожают сцену, поэтому играть свежий материал для нас - особое удовольствие.

Стеф: Мы играли песни из нового альбома в студии, и это было очень здорово!

Вы становитесь более требовательными к себе в профессиональном плане. То есть, записывая новый материал, для вас важно, чтобы он нравился не только фанам, но и в первую очередь вам самим?

Да, становимся, и чем дальше, тем больше. Когда мы были молодыми, с присущей возрасту наивностью и высокомерием полагали, что все написанное нами - шедевр. В то время мы были очень самоуверенными. Но со временем мы стали более требовательными к самим себе, даже критичными, стараемся развиваться и не повторяться.

Есть ли внутри группы ощущение, что сейчас вы абсолютно свободны в своем творческом процессе?

Да, конечно. Потому что мы пишем для себя, не для кого-то. И у нас очень инстинктивный подход к созданию музыки. На самом деле это сложно - соблюсти баланс: с одной стороны, изобрести новое звучание, с другой - сохранить собственную индивидуальность. Нас часто спрашивают, откуда мы черпаем вдохновение, могу сказать, что вдохновляет сам процесс создания музыки. Мы никогда не выбираем тему заранее, просто следуем инстинктам, и в процессе все рождается само собой, как бы выходит из подсознания. Каждый раз создание музыки для нас - как открытие. Из него мы многое узнаем о самих себе. 

Давайте поговорим о структуре нового альбома, как по мне, она очень интересная. Почему такое название? Потому что так называется первая песня с диска?

Да, отчасти. Она очень catchy, с отличным звучанием. Вообще, LLL, открывающая пластинку, и Bosco, завершающая ее, - первые песни, которые были написаны для альбома. Мы продолжили писать и обнаружили, что сама собой возникла общая тема. Тогда же мы поняли, что эта песня (имеется в виду, LLL) отлично определяет тему всего альбома.

Могли бы вы охарактеризовать каждую песню - начиная с первой и заканчивая последней?

Если посмотреть на этот альбом, то все десять песен представляют собой законченную историю. Историю любовных отношений. Первый трек очень оптимистичный, бодрый, энергичный - как начальная стадия любви. Второй рассказывает о первых наметившихся проступках, третий - о восстановлении связи, четвертый - о потере себя, пятый - об одержимости и ревности... Предпоследняя песня - это уже начало конца и последняя - что-то вроде извинения, искупления вины. И это очень интересно прослеживать эту линию, потому что, приступив к записи, у нас не было такого намерения.

Почему вы выбрали Too Many Friends синглом? Наверное, потому что с самых первых аккордов понятно, что это Placebo. Если что, это комплимент.

Спасибо. Да, мы очень узнаваемы (смеется). На самом деле мы хотели сделать что-то другое, отличное. Мы не захотели выпускать первым синглом LLL, потому что она такая... слишком пласибная. Решили пойти на риск и в качестве первой ласточки выпустить песню, которая значительно отличается от всего Placebo-материала. Нас привыкли ассоциировать с гитарами, а тут клавиши в начале. Не для того, чтобы запутать слушателя, скорее - чтобы спровоцировать интерес. Мы понимали, что это в каком-то смысле риск, но... На самом деле, все прошло хорошо.

В этой песне есть строчка о компьютере, который думает, что ты гей... А потом вдруг фраза о Champs-élysées (Елисейские поля). Почему так?

Потому что я искал рифму к слову "гей", перебирал слова и тут вдруг Champs-élysées... Почему нет? Тем более что я обожаю французский. (смеется)

Помимо LLL и Too Many Friends, о которых мы уже поговорили, на альбоме есть очень красивая песня, Bosco, которая закрывает пластинку, десятый трек. Она записана в совершенно другой тональности, отличной от остальных песен на этом диске. Она очень меланхоличная...

Оооочень меланхоличная. Это история об отношениях, которые были разрушены зависимостью. Это депрессивная песня, но очень знаковая. Там идет речь об извинении, о желании найти способ искупить свою вину.

Невероятно красивая песня. Моя самая любимая на альбоме. Для тех же, кто любит характерное для Placebo насыщенное гитарное звучание, есть Rob the Bank. Что скажете об этой песне?

Она обманчивая. Она не о финансовом кризисе, не о преступлениях... Не хотелось бы, чтобы какой-то недоумок, послушав песню, пошел грабить банк и совершать прочие глупости (смеется). Это песня о сильном плотском желании и ревности. Все эти эмоции я испытывал... Но это было очень давно. Настолько сильную одержимость я, правда, испытывал очень давно. И такую ревность... Наверное, только в 20 с лишним лет. Мне кажется, невозможно говорить о любви, не затрагивая ее брутальную, жесткую сторону. 

Для вас важно быть модными?

Нам важнее, чтобы группа существовала как можно дольше, а не факт, модные мы или нет. Это очень эфемерное понятие. Нам важнее иметь свое собственное видение и возможность самим принимать решения относительно нашего творчества. 

Когда вы слушаете свои самые большие хиты, достигшие неимоверного успеха, о чем вы думаете?

Мы их не слушаем, вот в чем дело (смеется). На самом деле некоторые песни сложно слушать, потому что мы уже не ощущаем связи с ними...

В декабре у вас будет концерт в Париже, где вы представите новый материал и, надеюсь, сыграете старые песни, которые здешняя публика очень любит. Мы очень ждем этого выступления, а ждете ли его вы?

Стив нет, а вот мы со Стефаном очень застенчивые люди, но вместе с тем у каждого из нас есть та эксгибиционистская сторона личности, которая постоянно нуждается в подпитке. И сцена - как раз тот контекст, в рамках которого мы можем ее питать, чтобы она не проявлялась в обычной жизни. Это та причина, по которой мы постоянно стремимся возвращаться на сцену. 

И напоследок простой вопрос: довольны ли вы своим нынешним положением? Понравились бы Placebo образца 1996 года нынешние Брайан и Стефан, образца 2013-го? 

Думаю, что да. В конце концов, мы ощущаем себя на своем месте, в своей тарелке - после всех кризисов личности, нервных срывов, проблем определенного образа жизни. Да, мы чувствуем себя комфортно - и как группа, и как личности.